АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь
Главная Информация Новостная лента ВС разрабатывает таблицы для расчета выплат за причинение морального вреда

11 августа

ВС разрабатывает таблицы для расчета выплат за причинение морального вреда

Его авторы, обосновывая свою законотворческую инициативу, утверждают, что нынешняя система, при которой служитель Фемиды может назначить любую сумму компенсации, неэффективна и приводит к коррупции в судейском сообществе. Эксперты же сомневаются, что в тарифную сетку будут внесены все важные параметры, влияющие на размер компенсации.

В любом случае суммы компенсации за причинение морального вреда с принятием нового закона должны возрасти. Правда, к американским и европейским стандартам они все равно не приблизятся.

По новой шкале планируется рассчитывать моральный ущерб всем пострадавшим – от родственников пассажира, погибшего в авиакатастрофе, до покупателей, обманутых в соседнем гастрономе. Этот проект еще только готовят специалисты Верховного суда под руководством председателя ВС Вячеслава Лебедева. А парламентарии уже заявили, что такой закон стране нужен.

«Необходимы четкие критерии расчета морального вреда, – выразил «НИ» свое мнение глава думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников. – Судьи не привыкли присуждать большие суммы, а мизерные компенсации наносят истцам еще большие моральные страдания».

Пока что тарифы, по которым Верховный суд предлагает рассчитывать размер компенсаций, не разглашаются. Как рассказал «НИ» источник, близкий к разработчикам закона, суммы компенсаций с появлением системы тарификации будут выше, чем сейчас, но все равно они будут далеки от выплат, которые присуждаются в США и Западной Европе. Но в этом есть рациональное зерно. Юристы объясняют, что при создании любой системы тарификации учитывается в первую очередь экономическое положение страны.

«В нашей стране уровень жизни гораздо ниже, чем в Америке, – заметил в разговоре с «НИ» вице-президент Союза адвокатов России Игорь Трунов. – Например, рядовые граждане, на которых подают в суд, просто не смогут выплатить за причинение морального вреда суммы со многими нулями».

Еще, как утверждает источник, законопроект не предусматривает разный размер выплат для людей с разным статусом. То есть при подсчете компенсации не будет учитываться, кому нанесен моральный ущерб – видному государственному деятелю или простому рабочему. Это соответствует Конституции, в которой указано, что все граждане России равны перед законом.

Правда, адвокат Трунов с таким подходом к равенству не согласен. «Эта обезличенность, когда политик и уголовный элемент, злоупотребляющий алкоголем, оцениваются в одинаковых цифрах, несправедлива, – убежден наш собеседник. – Сумма морального вреда должна рассчитываться в зависимости и от возраста, и от зарплаты, и от социальной категории ответчика. Например, если по чьей-то вине погиб эффективный и рентабельный политик, его маленькие дети, в силу своего возраста, могут не осознавать потери отца, но они лишатся хороших условий существования – и это большая нравственная травма».

Отметим, что таблицы для расчета морального ущерба – это не российское ноу-хау. С большим или меньшим успехом ими пользуются во многих западных странах. В Великобритании существует комиссия по вопросам компенсации морального вреда, которая применяет в своих расчетах тарифную схему 1994 года. В ней подробно описаны условия и суммы выплат в зависимости от обстоятельств.

«В разных правовых системах люди стремились установить пределы судебного усмотрения, – рассказал «НИ» председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин. – В США даже существует подобная шкала в рамках уголовного права – по сумме баллов вычисляется мера наказания, и судья не может в своем приговоре уйти далеко от этих расчетов».

В Верховном суде «НИ» рассказали, что новый законопроект разрабатывается в рамках действующей в России антикоррупционной программы. Введение стандартов выплат якобы помешает коррумпированным судьям выносить оплаченные решения, а законопослушным служителям Фемиды позволит сдерживать напор требований «заинтересованных лиц».

«На судей постоянно оказывается давление, особенно со стороны местных властей и бизнеса», – подтвердил «НИ» судья Мосгорсуда в отставке, заслуженный юрист России Сергей Пашин. Адвокаты, в свою очередь, радуются, что вмешательство того или иного судьи в решение будет минимальным. «Нередко в судебном усмотрении можно заподозрить коррупционную составляющую, ведь служитель Фемиды может назначить компенсацию и в рубль, и в сто миллионов, и оба решения будут законными», – отметил г-н Трунов.

Но здесь есть и другая сторона. По словам судьи Конституционного суда в отставке Тамары Морщаковой, борьба с коррупцией не должна основываться на этом законе, иначе страх быть обвиненным во взяточничестве свяжет руки судьям, и они перестанут думать о справедливости приговора. «Судьи будут помнить лишь о том, как соблюсти стандарт, хотя в конкретном случае, может быть, справедливее присудить большую или меньшую сумму, чем по тарифу», – убеждена г-жа Морщакова.

Другое дело, что и сейчас служители Фемиды ощущают своего рода предел, выше которого сумму компенсации они не назначат. «Судебные решения часто попадают в вышестоящие инстанции, – уточняет Тамара Морщакова. – Там их обычно корректируют. Но ведь ни один судья не хочет, чтобы его решение отменяли, а дело отправляли на новое рассмотрение. Так и формируется негласный стандарт».

Статистика по компенсациям показывает, какой примерно в России сложился стандарт выплат. По данным Судебного департамента при ВС РФ, средние выплаты (включающие и материальный, и моральный вред) по делам о защите прав потребителя в сфере торговли составляют около 60 тыс. рублей, об увечье кормильца в связи с исполнением трудовых обязанностей – около 100 тыс. рублей. Жизнь человека оценивается по-разному – но редко больше миллиона рублей. Если ущерб возмещает виновный в убийстве, которому к тому же придется отсидеть срок, сумма компенсации составит не более 100–200 тыс. рублей. С юридического лица, по вине которого погибли люди, можно «вытрясти» больше – 300–500 тыс. рублей.

На прошлой неделе Советский районный суд Астрахани обязал Российские железные дороги выплатить 300 тыс. рублей за смерть человека в поезде. Во время движения состава пассажир упал с верхней полки вагона и разбился насмерть. Суд выяснил, что проводники своевременно не предложили пассажиру воспользоваться ремнями безопасности. У погибшего остались жена и маленький сын.

Со временем у каждого судьи складывается своя система тарифов. «По делам об убийствах я обычно присуждал родственникам погибших столько, сколько они просили, ведь это все-таки жизнь человека, – вспоминает судья в отставке Сергей Пашин. – Требования, кстати, были совершенно разные – от 20 до 240 тыс. рублей».

Величина выплат может зависеть и от населенного пункта. Например, в Калининграде суд постановил выплатить 100 тыс. рублей компенсации морального вреда женщине, на которую напала собака. Гулявший без поводка пес покусал женщине предплечье. А Зюзинский районный суд столицы решил, что эта сумма слишком велика, поэтому 55-летний москвич, которому в бедро вцепился чау-чау, получил всего 10 тыс. рублей.

Попытки пострадавших просчитать компенсации за нанесенный моральный ущерб успеха обычно не приносят. Глава самарской общественной организации «Голос» Людмила Кузьмина требовала от государства 43 тыс. 600 рублей за неоправданные обвинения в избиении человека на акции протеста, незаконные попытки закрыть ее «Голос», а также обвинения в использовании контрафактного программного обеспечения. За каждый из 300 дней необоснованного преследования, когда ее считали подозреваемой, г-жа Кузьмина потребовала по 100 рублей, а за каждый день нахождения в статусе обвиняемой по уголовному делу о контрафактном ПО – по 200 рублей. Суд отказался учесть невысокие, по сути, требования правозащитницы и постановил выплатить ей в качестве компенсации морального вреда всего 20 тыс. рублей.

Несмотря на то что разрабатываемый стандарт выплат поможет судьям снять с себя ответственность за возможные промахи, служители Фемиды приняли идею тарификации настороженно. «Законопроект еще не принят, и нет судебной практики по нему, поэтому трудно говорить о том, облегчит ли он работу судьям», – заявила «НИ» пресс-секретарь Мосгорсуда Марина Малыгина.

Юристы же говорят, что часть важных параметров, воздействующих на сумму выплаты, наверняка не войдет в одну сетку. «Физические и нравственные страдания – это сложно описываемое понятие, – пояснил «НИ» столичный адвокат Антон Лелявский. – Поэтому создать тарифную сетку, которая бы учитывала все множество обстоятельств, не представляется возможным». Но судьи уверяют, что они при вынесении решения учтут все обстоятельства дела. «Таблицы – только вспомогательное средство, – рассказала «НИ» судья в отставке Тамара Морщакова. – В любом случае приговор будет выносить не машина, а человек».

Маргарита Верховская.

Во Франции расчет суммы выплат прописан давно и четко

Французские судьи принимают решения о компенсациях, руководствуясь законом аж от 1881 года. Они же определяют и размер ущерба, исходя, конечно, уже из сегодняшних реалий. Процедура четко прописана, и простора для «творчества» у судей немного.

Например, по местным законам, виновный в публичном оскорблении чести и достоинства может быть приговорен к году тюрьмы и (или) к 45 тыс. евро штрафа. Это максимальное наказание. Однако сумма потери для самого клеветника может оказаться значительно больше, если оскорбленный обоснует материальный ущерб, который он понес в связи со злонамеренным наветом. Также обвиняемый может доказать, что осуществлял справедливое право информировать общественность. Тогда состава преступления нет. Наоборот, любая попытка под видом защиты чести и достоинства ограничить право общественности на информацию – тоже подсудное дело.

Вспоминается скандал десятилетней давности, когда мэр Марселя Жан-Клод Годэн получил по суду за оскорбление 300 тысяч франков, а лидер одной из партий Франсуа Леотар – миллион франков. Они были «героями» книги Жан-Мишеля Верне и Андре Ружо «Дело Ян Пья – убийцы в сердце власти». Этот случай интересен еще и тем, что в книге они не названы по именам, но безошибочно угадывались в персонажах.

Александр Минеев, Париж–Брюссель.

Пострадавшие немцы отдают свои выигрыши на благотворительность

В Германии как нигде умеют находить критерии неимущественного вреда и определять размер его компенсации. Здесь ведь еще в 1900 году в «Гражданском уложении» появился параграф, вводящий нравственный ущерб как «вред, выражающийся в умалении чести, достоинства, нарушении нравственного здоровья, причинении тяжких переживаний, страданий...».

Особо тщательно в ФРГ рассматриваются иски от тех, кто стал жертвой неправомерных действий «силовиков». После одного ошибочного ареста, случившегося еще в 1971 году, в ФРГ сразу же приняли закон, согласно которому каждый день неправомерного лишения свободы стал оцениваться в 10 марок. Эта сумма постоянно возрастала в зависимости от последующих приговоров.

Летом 2006 года берлинские оперативники задержали некоего Яллоха, сбытчика наркотиков, но тот успел проглотить пакетик с кокаином. Тогда полиция насильственно ввела ему рвотное средство. Это дало адвокату повод жаловаться: мол, стражи порядка могли бы дождаться выхода упаковки «естественным путем». А вот проталкивание в пищевод катетера причинило подзащитному моральный вред. Наркодилер якобы несколько ночей не спал после такого бесцеремонного обращения. Самое поразительное – это то, что посаженному на пять лет Яллоху присудили компенсацию в размере 10 тыс. евро.

Юридическая практика ФРГ знает и куда более внушительные выплаты. Особенно часто по 100 тыс. и более евро присуждают после серьезных аварий и тяжких врачебных ошибок. При этом активно поощряется практика передачи потерпевшими наиболее крупных денежных возмещений в фонды благотворительных и гуманитарных организаций.

Сергей Золовкин, Берлин.

Компенсация в Америке: счет пошел на миллионы

В начале этого года в одном из чикагских ресторанов во время ужина произошел поучительный инцидент. Официантка разлила соус жаркого на новую меховую шубу одной из посетительниц. Менеджер ресторана пообещал сообщить пострадавшей о сроке выплаты ей компенсации. Но в течение двух месяцев администрация ресторана не выполнила обещание. Дело было рассмотрено в суде. Испорченная соусом шуба была оценена в три тыс. долларов, а компенсация морального ущерба обошлась ресторану еще в одну тыс. долларов.

Однако если верить бюро криминальной статистики, в США подавляющее число судебных дел с компенсацией пострадавшим их морального ущерба связаны с врачебными ошибками. По данным национального института медицины, наиболее частые случаи небрежного отношения врачей к пациентам происходят при выписке лекарств или доз медикаментов.

Расходы на лечение пострадавших обошлись в прошлом году медучреждениям почти в 800 млн. долларов. А по сведениям бюро криминальной статистики, ежегодно в США почти 20% терапевтов становятся ответчиками по судебным делам, связанным с врачебной небрежностью. Но из них только четверть врачей были признаны виновными. Суммы предельных выплат пострадавшим пациентам разные в каждом штате. В Вирджинии, например, он равен 500 тыс. долларов, в Висконсине – 1 млн. долларов. А в штате Небраска предельная сумма компенсации достигла даже 1 750 000 долларов.

Борис Винокур, Чикаго.

«Новые Известия», http://www.newizv.ru/news/2008-08-11/95723/

К списку новостей

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe