АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь
Главная Информация Новостная лента Мягкие меры - жесткие споры

18 марта

Мягкие меры - жесткие споры

Судейское сообщество должно публично высказать позицию, как оно собирается пересматривать приговоры в соответствии с новыми поправками в УК. Даже слово «никак» гораздо лучше, чем молчание. Рекомендации Верховного суда РФ по этому вопросу были бы кстати. Да и гражданское общество может подключиться к работе. Иначе есть риск, что профессионалы сделают вид, будто ничего не произошло.

 

Сегодня это горячая тема: только-только вступил в силу второй пакет президентских поправок в Уголовный кодекс. На подходе - третья часть изменений. Инициативы - как принятые, так и обсуждаемые - вызывают споры, вплоть до чьих-то отставок. Похоже, у многих силовиков (имею в виду даже не должность и погоны, а образ мыслей) за год накопилось скрытое недовольство по поводу перемен. Многие считают, что делать закон добрее - это не к добру.

 

Однако гуманные перемены одобрены на самом верху. Так что несогласные силовики в большинстве не решаются открыто критиковать проекты. Подобно старым добрым диссидентам, силовики предпочитают ворчать тайком - на кухнях.

 

В последнее время мне пришлось пару раз побывать на таких возмущенных застольях. «Разве можно отменять тюрьму для бизнесменов, они же только этого и ждут. Что для них штраф? Если попадешься - заплатишь, нет - сэкономишь. В общем, делай, что хочешь», - говорил один высокопоставленный собеседник в погонах.

 

«Зачем было снижать нижние пороги: судьи и так могли давать ниже низшего, - говорил другой. - А сейчас разбойнику могут дать два месяца, и гуляй Вася. Что мы творим?». Так говорили люди, не замеченные в приверженности карательному уклону. Обычные профессионалы.

 

Но прежде чем обсудить смягчение как таковое, хочу вспомнить свою предыдущую статью про обратную силу закона. После нее появилось слишком много свидетельств, что массового пересмотра все-таки не будет. А я, честно говоря, очень хотел ошибиться. Но и судей понять можно: вопрос непростой, брать инициативу на себя опасно. Лучше дождаться разъяснений свыше. Теоретически, принятые поправки должны иметь обратную силу. Напомню, загвоздка в том, что верхние пороги остались целы. Поэтому автоматический перерасчет не проведешь. Надо вникать в каждую конкретную судьбу. А на это (особенно, если дело давно сдано в архив), как правило, нет времени ни у судей, ни у прокуроров: у них всегда сроки горят.

 

Возьмем гипотетическую статью, которая предусматривала срок от 5 до 10 лет. Теперь нижний предел убрали, получилось от 2 месяцев до 10 лет. Допустим, некоему преступнику когда-то дали 9 лет. Что теперь делать? Снижать срок? Но есть вероятность, что и при новых границах (точнее - без нижних границ) ему бы дали ту же «девятку». А раз так, справедливо ли сейчас смягчать наказание? Так что вопрос «обратной силы» не такой однозначный. Возможно, было бы правильней смотреть дела, где человеку назначили пять-шесть лет. То есть срок у самого краешка нижней границы. Быть может, по новым нормам он мог бы рассчитывать и на меньшее.

 

Как бы то ни было, у гражданского общества есть хороший шанс проявить себя. В последнее время много говорилось об общественной экспертизе приговоров. Причем, официально идею одобряют все.

 

Например 16-го марта об этом говорил председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев на заседании в Совете Федерации. По его мнению, (цитирую электронные СМИ) было бы целесообразно публичное обсуждение судебных решений, а также подробный анализ причин совершения преступлений, а деятельность судов должна быть прозрачной и публичной. «Такой подход будет способствовать самосовершенствованию институтов судебной власти, создаст препятствия для развития коррупционного потенциала», - заявил он.

 

Почему бы гражданским экспертам не собраться, например, на базе общественных наблюдательных комиссий по контролю за местами лишения свободы? Все на общественных началах, это важно. Они могли бы внимательно изучить дела и представить списки и свои предложения по пересмотру приговоров судьям. В такие группы должны входить юристы-профессионалы. Последнее слово, понятно, останется за судом. Однако общественные комиссии смогут сделать черновую работу, до которой у официальных инстанций не всегда доходят руки.

 

С новыми поправками «обратной» проблемы может не возникнуть: третий пакет предлагает полностью убрать некоторые статьи из Уголовного кодекса. Например, есть идея не наказывать за товарную контрабанду: когда украдкой ввозится легальный груз. Скажем, кроссовки, спортивные костюмы, куриные окорочка. И так далее. Сажать же предлагается только за преступный товар: оружие, наркотики и тому подобное. На память сразу же приходит громкое дело «Трех китов» и тот же Черкизон. Некоторые комментаторы говорят, мол, теперь бы таким торговцам с большой дороги было бы раздолье.

 

С другой стороны, основая опасность «Трех китов», на мой взгляд, была не в том, что некто предприимчивый возил контрабандой хорошую мебель. Беда в том, что власти и коммерсанты сплелись в этом случае коррупционный клубок, нити которого тянулись слишком высоко. Получилась настоящая мафия. Чтобы разбивать такие клубки, нужна политическая воля. А жесткость или мягкость законов здесь дело второстепенное. Не вижу ничего плохого, если бы коммерсанты «отделались» разорительными или просто огромными штрафами. Но при условии - чтобы их высокие покровители лишились постов и - обязательно - накоплений, а возможно и свободы.

 

Также после второго пакета поправок пошли разговоры, мол, зачем давать судье такой широкий выбор, не повлечет ли это коррупцию? Однако здесь есть объяснение. Это чиновнику надо сужать простор для фантазии и четко прописывать каждый шаг. У судьи иная работа, и без индивидуального подхода ему не обойтись. Все три президентских пакета (первый и второй уже приняты, третий готовится) не делают закон мягче или строже, но делают человечней. Просто поправки рассчитаны на честных и справедливых судей. Некоторые люди сомневаются, что наша судебная система в целом оправдает такое доверие.

 

Посмотрим, как пойдет. Но вот вопрос: можно ли написать такой Уголовный кодекс, по которому бы даже самый коррумпированный и непрофессиональный судья был вынужден выносить справедливые решения? Если нет, то идеального закона нам все равно не дождаться.

 

Владислав Куликов, «Российская газета».

К списку новостей

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe