АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь
Главная Информация Новостная лента Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции

22 июня

Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции

Верховный суд Российской Федерации внес в Государственную Думу проект Федерального закона «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в Российской Федерации». Чем вызвана эта инициатива? Что нового предлагает проект закона? Насколько он будет способствовать доступности правосудия для граждан? На вопросы отвечает первый заместитель председателя Верховного суда Российской Федерации, профессор, Заслуженный юрист России Владимир Радченко.

- Я думаю, что общество и суды одинаково испытывают потребность в том, чтобы население имело как можно больше информации о деятельности судов общей юрисдикции Российской Федерации. В 2006 году в России рассмотрено 1 225 тысяч уголовных дел и 7 564 тысячи гражданских дел, а также свыше пяти миллионов дел об административных правонарушениях. И количество дел, особенно гражданских, продолжает возрастать.

Вообще можно указать на такой факт, что, когда начиналась судебная реформа в Российской Федерации, суды рассматривали за год один миллион гражданских и полмиллиона уголовных дел. Можете себе представить, насколько выросла обращаемость граждан в суды за разрешением своих конфликтов, потому что гражданские дела возбуждаются, как правило, по заявлениям граждан.

Если взять хотя бы по два заинтересованных лица в каждом гражданском деле и примерно столько же лиц в каждом уголовном деле, подсудимый и потерпевший, даже простой подсчет дает нам цифру, что свыше 20 миллионов человек с учетом административных дел попадают в орбиту судебной деятельности ежегодно. А если учесть, что по многим из гражданских дел идут коллективные иски или выступают коллективные ответчики, не один потерпевший, а несколько их, особенно по делам о групповых преступлениях, то можно смело говорить о том, что права и интересы около 30 миллионов человек ежегодно затрагиваются деятельностью судов. Отсюда обостренный интерес общества к тому, что делается в наших судах.

Что предлагает проект закона? Мы предлагаем сделать доступным для каждого гражданина, пожелавшего поинтересоваться состоянием нашего правосудия, доступ к двум информационным блокам.

Первый блок касается самой организации деятельности судов, сведений о судьях, работниках аппаратов, работающих в судах, о порядке работы судов. Второй блок - это информация о содержании судебных актов, чтобы дать возможность гражданину ознакомиться практически с каждым судебным актом, кроме тех, которые по соображениям сохранения государственной тайны либо ради сохранения конфиденциальности информации о личной жизни или о коммерческой тайне должны иметь ограниченную открытость.

Естественно, что эти вопросы потребовалось регулировать на уровне закона. Вопрос не очень простой, потому что полное раскрытие информации затрагивает очень много интересов. Мы сталкиваемся с тем, что граждане иногда требуют информацию, которая может причинить ущерб интересам других лиц. Закон должен предусмотреть, в каком порядке, сколько информации можно открыть для всеобщего пользования, потому что одно дело, когда приговор оглашается в суде, и совсем другое, когда информация выставлена в Интернете и доступна для любого пользователя сети не только в Российской Федерации, но и за рубежом.

Так, если потерпевший, допустим, шел домой с юбилея и подвергся нападению, то в приговоре могут прозвучать слова, что гражданин N находился в нетрезвом состоянии. Такая информация может причинить определенный ущерб, моральный естественно, гражданину, о котором сообщены такие сведения. Поэтому все эти деликатные вещи следует предусмотреть на уровне закона, чтобы и суд, и граждане знали, что следует раскрывать, а где следует ограничиться информацией анонимного характера.

- В недавнее еще время почти не было имущественных споров: в суды обращались разве что в связи с разводами, алиментами и дележом скудного имущества: мебель, утварь, какие-то драгоценности. Сейчас имущественные споры весьма существенны. Насколько квалифицированно и справедливо разрешаются они в судах?

- Насколько квалифицированно разрешаются в судах имущественные споры, мы можем ориентироваться только на статистические данные, согласно которым стабильность решений по гражданским делам достаточно высока. В общей сложности отменяется или изменяется меньше одного процента рассмотренных судами гражданских дел по первой инстанции. Хотя скажу, что гражданские дела сегодня и дела советского периода действительно имеют принципиальную разницу.

Допустим, по одному из гражданских дел о разделе имущества между супругами объектом спора стали акции ни много ни мало на 300 миллионов долларов. И от того, кому достанутся эти акции, зависело не только какая сумма достанется каждому из супругов, но и кому достанется контрольный пакет крупного металлургического предприятия. Поэтому значимость судебного решения в таких условиях резко возрастает, затрагивая интересы не только спорящих, но и интересы широкого круга лиц, иногда десятков и сотен тысяч людей. Поэтому действительно сейчас судам приходится сталкиваться с очень сложными проблемами, назначая нередко достаточно сложные и длительные экспертизы. Сегодняшнее правосудие требует более высокого уровня подхода к решению возникающих имущественных конфликтов.

- Наше население еще только привыкает судиться. Особенно судиться с властью или с работодателем, с «денежным мешком». «С богатым не судись» - это в нас сидит крепко. Имущий наймет хорошего адвоката. Неимущий не знает даже, как к суду подступиться. В законопроекте уделено особое внимание приемным судов. Но они и сейчас есть. Что нового вносит законопроект в статус приемных? Или это просто «косметический ремонт»?

- 7,5 миллиона гражданских дел, названных выше, - огромная цифра. Если сопоставить с численностью населения, то получается, что свыше 5 процентов российского населения ежегодно обращаются в суды. Быстрый рост числа дел пошел начиная с середины 90-х годов. Уровень обращаемости в суды очень большой. Говорить, что население еще только привыкает судиться, не совсем правильно. Оно уже настолько привыкло, что обращение в суд в глазах людей стало законным средством решения возникающих у них проблем.

Кстати, по поводу судиться с властью или работодателем. В прошлом году суды рассмотрели 558 тысяч трудовых дел, удовлетворено 93,3 процента исков работников. Рассмотрено свыше 70 тысяч заявлений граждан в отношении незаконных действий органов власти, две трети из них удовлетворено, действия администрации признаны неправильными. Как видите, граждане судятся, и довольно успешно, как с местными органами власти, так и с «денежными мешками».  

Для того чтобы решить проблемы незамедлительного получения информации, обеспечения гражданину возможности беспрепятственно обратиться в суд, мы решили внести в закон норму о создании во всех судах общей юрисдикции, прежде всего в районных, специализированных приемных.

Чем это вызвано? Еще с советских времен сложилась практика, что судья сам, непосредственно, принимает заявления от граждан, которые хотят судиться. При этом он, естественно, дает консультацию, какие для дела нужны документы. Потом заявитель приходит к нему второй раз с полученными документами, потом, если нужно, и в третий, и создается ситуация, когда в принципе дело еще не началось, а равноправие сторон уже как бы и нарушено. Потому что с ответчиком судья встретится первый раз в зале суда, а с истцом, который подает заявление, он успел уже несколько раз встретиться, обсудить в деталях, что и чего ему надо. Судья, по нашему мнению, первый раз истца и ответчика должен видеть только тогда, когда садится вести процесс.

Что касается приемных, это как раз то место, где у гражданина должны принять заявление служащие суда и дать ему все необходимые разъяснения, иногда выдать запросы о выдаче необходимых документов, чтобы помочь человеку собрать материалы и т. д. Например, запрос, чтобы выдали справку о размере земельного участка, который является предметом спора. Как правило, наша бюрократия без подобного рода  запроса таких справок не выдает либо требуются большие деньги, чтобы получить справку.

Второй момент. Человек, пришедший в суд, должен иметь возможность сразу решать свои вопросы. Ведь надо прийти к определенному судье, чтобы подать ему исковое заявление. А если судья рассматривает другое дело или вызван куда-то? И вот человек пришел в суд, а судьи нет. На следующий день приходит - судья в процессе. Потом пришел - судья заболел. На пустом месте возникает проблема доступности правосудия. А приемная должна с девяти до конца рабочего дня работать, чтобы человек мог подать заявление в любое время.

И вторая функция приемной - она должна быть информационным центром, где гражданин может узнать, в каком состоянии находится его дело, на какой день оно назначено, какой судья будет рассматривать дело, получить любую другую информацию, например, когда будет выписан исполнительный лист, когда вступит в законную силу приговор в отношении его родственников.

В данном случае приемная решает проблему максимального доступа гражданина и к правосудию, и к информации о деятельности правосудия. Норма закона о приемной необходима еще и потому, что организация таких приемных потребует увеличения численности работников аппарата в количестве 4-5 тысяч человек. Соответственно исполнительная власть должна будет выделить на эти цели дополнительные ассигнования.

- По закону у нас процессы по уголовным и гражданским делам открытые. Но помещения судов, как правило, небольшие. И если дело «громкое», интересное для населения, желающих быть на суде много, как же поместить всех? Даже журналисты попасть не могут. Как законопроект решает этот вопрос?

- Это очень болезненная тема. Дело в том, что в Российской Федерации ощущается острый дефицит залов судебных заседаний. Это сложилось, в известной степени, исторически, потому что если вспомнить, к примеру, 90-е годы, то суды у нас, как правило, размещались в неприспособленных, неудобных для правосудия зданиях. Сейчас положение меняется, но меняется постепенно. Надо сказать, что большую роль в укреплении материальной базы и в строительство зданий новых судов внесли федеральные целевые программы. Одна сейчас завершена.

Вторая принята на перспективу, и ею предусмотрен серьезный рост капитальных вложений в строительство зданий и сооружений. Я нередко бывал за границей, смотрел суды, там за каждым судьей закреплен довольно приличный зал судебных заседаний. У нас иногда в суде, где работают 10-12 судей, от силы два зала судебных заседаний.

Понятно, что и размеры залов небольшие, а гражданские и некоторые уголовные дела приходится рассматривать в судейских кабинетах. Это явно противоречит принципам открытости судебного процесса, поскольку очень сложно разместить всех желающих посмотреть вызывающий общественный интерес судебный процесс в маленьком, тесном зале судебного заседания. А если дело рассматривается в кабинете судьи, то там есть место только для истца, ответчика и их адвокатов. Увы, это реальность, с которой мы постоянно сталкиваемся.

Поэтому еще раз говорю, что Правительством Российской Федерации принята программа развития судебной системы на предстоящие пять лет, и в ходе ее выполнения мы думаем в значительной мере эту проблему решить. Потребуются дополнительные капиталовложения для того, чтобы обеспечить наши суды достойными зданиями, где в полной мере было бы обеспечено право граждан присутствовать на открытом судебном процессе. А сегодня хотя в закон и заложена норма, что любой гражданин может прийти на любой открытый процесс, это право может быть ограничено количеством мест для публики в зале судебного заседания.

- Население должно бы знать: «А судьи кто?» Раньше судей первого звена избирало население. Теперь только назначают. И перед народом судьи не отчитываются, даже не встречаются, кроме как в зале суда. Не создалась ли замкнутая и бесконтрольная корпорация? Особенно это относится к мировым судьям. Уж их-то должны бы знать. Может, стоит вернуться к выборности и отчетности судей перед населением?

- Да, уровень информации о личности судей стал несколько ниже. К примеру,  в советские годы я работал судьей районного суда, и меня выбрало население. На всех избирательных участках были вывешены информационные плакатики с моей фотографией, где была помещена информация, кто я, где родился, кем работал и т. д.

Сегодня у нас судьи назначаются президентом РФ, количество судей заметно выросло. Допустим, в том районе, где я когда-то работал, у нас было три судьи, сегодня размер района остался таким же, население, возможно, если и выросло, то буквально на несколько процентов, но в связи с ростом обращаемости граждан в суды количество дел значительно возросло. Возросло также количество судей. Но вот сведений о судьях действительно маловато.

Поэтому мы и предусматриваем, что в каждом суде должна иметься информация о судье, которая обязательно должна включать сведения: где он родился, естественно, год рождения, образование, предшествующий трудовой путь, наличие у него специальных поощрений, сведения о квалификационном классе, который ему присвоен. В то же время не следует раскрывать такие сведения о судьях, как местожительство, домашний телефон либо какую-то другую информацию, не имеющую служебного значения. Полагаем, что такая информация может быть раскрыта, если об этом попросит судья, например, сведения о его детях, увлечениях и т. д. Такая информация может быть размещена как в здании суда, так и выставлена для пользователей в открытой сети Интернет.

Что касается  «замкнутой и бесконтрольной корпорации», то вряд ли это справедливо. Сама система рассмотрения дел очень прозрачна. Сторона участвует в процессе, сторона имеет право на принесение жалобы. Жалоба, принесенная на судебное решение, обязательно будет рассмотрена судом второй инстанции и тоже в гласной открытой процедуре. Сохраняется возможность надзорного обжалования. Поэтому говорить о замкнутости и бесконтрольности совершенно неправильно.

А что касается мировых судей, то у нас мировые судьи, в отличие от федеральных судей, избираются местными законодательными органами не пожизненно, а на определенный срок. По истечении этого срока судья снова подвергается процедуре переназначения, причем он должен представить фактически сведения, как он работал предшествующий срок. И тут, если на него поступило много жалоб от населения, то мандат его может быть и не подтвержден.

Идея выборности мировых судей, кстати сказать, существует в законе о мировых судьях. Предусмотрена альтернатива: мировых судей избирает либо население, либо законодательный орган. Вопрос был оставлен на усмотрение субъектов Федерации. Все до единого субъекта Федерации приняли решение о том, что мировые судьи будут избираться региональным Законодательным Собранием. Это выбор субъектов. Хотя когда писался закон, предполагалось, что преимущественно мировые судьи будут избираться населением. Не получилось.

Думаю, что к отчетности судей перед населением возвращаться не нужно, да и невозможно, потому что мероприятие это было чисто формальное. Я сам однажды отчитывался перед населением, пришел на завод в красный уголок, собрали людей после работы, большого интереса они к отчету не проявили - и потихонечку зал опустел, осталось несколько человек. Задали мне один вопрос, галочку поставили, мероприятие проведено. Хотя я добросовестно пытался рассказать, сколько и какие дела рассмотрел.

Надо также иметь в виду, что такая форма отчетности может быть использована как средство давления на судью. Политическим, экономическим да и криминальным группировкам организовать это очень и очень просто.

- В СМИ много публикаций о коррумпированности наших судов. Что с этим делать?

- Некая международная организация выдала информацию о том, что россияне тратят в год двести десять миллионов долларов на взятки судам. Откуда эти данные, сказать невозможно, тем не менее, подобного рода цифры озвучиваются. Иногда счет идет на миллиарды.

Думаю, проблема формирования общественного мнения в части коррумпированности судей коренится не в личном опыте населения. По нашему заданию Центр социального прогнозирования провел в 24 регионах страны опрос общественного мнения. Выяснилось, что приблизительно половина респондентов считают, что наши суды в той или иной степени подвержены коррупции. Спросили: на основании чего вы пришли к выводу? Так вот, только 2 процента из этой половины сослались на личный опыт, зато 72 процента ответили, что это «общеизвестный факт», поскольку об этом говорят политики и СМИ.

Кстати, только 8 процентов сославшихся на личный опыт заявили, что передали взятку лично судьям. Остальные сослались на то, что передали деньги различным посредникам: адвокатам, посторонним «жучкам», якобы имеющим доступ к судье, и т. д.

Сказанное не означает, что борьба с фактами коррупции в судах должна быть ослаблена, судейское сообщество решительно избавляется от судей, подозреваемых в нечестности. Были у нас и уголовные процессы по делам о взятках, полученных судьями. К примеру, в Москве трое судей по одному из уголовных дел были наказаны лишением свободы на длительные сроки - свыше 8 лет.

Поэтому проблема, конечно, есть, но она не носит такого глобального характера, о котором нам постоянно говорят. Наряду с этим у нас были уголовные дела, где привлекались к уголовной ответственности мошенники, которые подходили к людям и брали деньги для того, чтобы якобы передать взятку судьям, хотя на самом деле эти деньги присваивали. В Ростовской области военная юстиция осудила такого жулика. Количество обманутых им исчислялось сотнями! В общем, достоверность утверждений о коррупции в судах даже двух процентов граждан сомнительна.

Что же касается общего фона, то тут надо более уважительно относиться к фигуре судьи. Если мы хотим, чтобы наше правосудие было на высоком уровне, мы должны правильно формировать отношение к судебной власти. Нормальным может быть только то общество, в котором население доверяет государственным институтам, в том числе судам.

- По статистике, с судами имеет дело почти половина населения, главным образом это гражданские споры. И в то же время, по опросам, почти 80 процентов высказывают недоверие суду. Какой-то процент не доверяющих понятен: проигравшие и осужденные. Однако некоторые СМИ делают выводы о всеобщем недоверии населения к суду. Насколько объективны такие выводы?

- Опрос общественного мнения не дает оснований для вывода о тотальном недоверии к судам. Да, действительно, 33 процента опрошенных не доверяют судам (доверяют 19 процентов). Кстати, процент доверия судам значительно выше, чем прокуратуре и органам внутренних дел, и выше, чем законодательным органам. Скажу больше: рейтинг наших судов выше, чем в ряде стран Евросоюза, например в Италии. Ни в одной стране нет 100-процентного доверия к судам при самой блестящей их работе. Поэтому с оценками опросов надо быть более осторожными.

В ходе опроса спрашивали: каковы причины недоверия к судам? И 40 процентов граждан, утверждавших, что они не доверяют судам, ссылались не на плохие судебные решения, не на волокиту, а на то, что они не имеют никакой информации о работе судов!

Все это говорит об актуальности законопроекта. Он был разработан в стенах Верховного суда РФ, общее руководство формированием закона осуществлял председатель Верховного суда РФ В. Лебедев. Я, как первый заместитель, непосредственно руководил рабочей группой. Закон писался в высоком темпе, поэтому, по-видимому, какие-то недостатки в нем есть. Но идеи и положения, содержащиеся в нем, должны в значительной мере преодолеть это недоверие к судам.

«РФ сегодня».

К списку новостей

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe