АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Выступление Зиновьева И.П., члена Квалификационной комиссии АП Ростовской области, к.ю.н.


Право адвоката на получение информации

 

Зиновьев Игорь Петрович, член Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ростовской области, декан юридического факультета Южного федерального университета, к.ю.н., доцент




Одним и важнейших среди профессиональных прав адвоката является право собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе, путем самостоятельного (минуя посредничество компетентных органов и суда) направления соответствующих запросов в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации (подпункт 1) пункта 3 ст. 6 Федеральный закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

 

Думаю, нет необходимости специально обосновывать эту истину, апеллируя к необходимости обеспечения принципов состязательности уголовного и гражданского процесса, недопустимости препятствования адвокатской деятельности, соображениями необходимости реального обеспечения гарантий оказания квалифицированной юридической помощи и пр.

 

Вместе с тем, очевидным является и тот факт, что это право является и одним из наиболее уязвимых.

 

Об этом свидетельствует и статистика, имеющаяся в Адвокатской палате Ростовской области. Более половины фактов нарушения прав адвокатов, как это свидетельствует из ежегодных отчетов адвокатских образований области последних лет, связаны с нарушением именно этого права.

 

Известны и причины такого положения дел.

 

В качестве основной из таких причин (и не без оснований) принято считать отсутствие ответственности адресатов адвокатских запросов за их игнорирование или отказ в их исполнении.

 

На протяжении вот уже почти 10 лет (с 2006 г.) различными субъектами законодательной инициативы (региональные Законодательные собрания, депутаты Государственной думы, члены Совета Федерации) предпринимались попытки решить эту проблему (Законопроекты: № 343830-4 О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных  правонарушениях (дата внесения в ГД: 4 октября 2006 года); № 343816-4 О внесении изменений в статью 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (дата внесения в ГД: 4 октября 2006 года); № 257510-6 О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (дата внесения в ГД: 11 апреля 2013 года); № 782171-6 О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (дата внесения в ГД: 29 апреля 2015 года).

 

Все предложенные ими на рассмотрение Государственной думы законопроекты объединяет одно. В качестве единственного способа превратить право на адвокатский запрос из декларации в право реально существующее, они предлагали внести в Кодекс об административных правонарушениях норму об ответственности за невыполнение адвокатского запроса.

 

Объединяет их и та резко отрицательная реакция, которую демонстрирует в отношении этих законопроектов Правительство РФ в форме своих официальных отзывов на законопроекты.

 

Не ставя перед собой цели читать эти отзывы «между строк» и искать в них скрытый смысл, или, как считают некоторые авторы, плохо скрываемое нежелание дать адвокатам излишнюю свободу действий, обратимся к сугубо юридической стороне вопроса.

 

Основным аргументом Правительства, который, как показывают результаты рассмотрения этих законопроектов (за исключением последнего, инициированного членом Совета Федерации Беляковым А.В., который прошел лишь стадию предварительного рассмотрения и ожидает рассмотрения в первом чтении), принимает во внимание и законодатель, является аргумент о том, что действующее законодательство устанавливает особый режим для оборота информации, составляющей врачебную, налоговую, банковскую и иные виды охраняемой законом тайны, гарантирующий права граждан на неприкосновенность частной жизни и личную тайну. В этой связи, получение адвокатом такой информации в отношении неопределенного круга лиц без получения их согласия, будет, по мнению Правительства, является необоснованным ограничением права граждан на неприкосновенность частной жизни и личную тайну. Кроме того, действующим законодательством РФ, адвокат не отнесен к субъектам, имеющим право на получение указанной информации. При таких обстоятельствах, устанавливать ответственность за непредоставление адвокату, в том числе, сведений с особым режимом охраны, не обоснованно.

 

Доводы, как мы видим, достаточно убедительные. По крайне мере - в отношении названых законопроектов. Но они не повод отказаться от борьбы за право адвоката быть самостоятельным и по настоящему независимым участником состязательного процесса.

 

Что же требуется сделать для того, чтобы обеспечить взаимность со стороны законодательной и исполнительной власти в этом вопросе?

 

Продолжать «забрасывать» законодателя однотипными предложениями о внесении изменений в КоАП? Результат таких действий уже известен.

 

Или попытаться устранить причины сомнений законодателя. Предложив более взвешенный и комплексный нормативный акт?

 

Ответ мы, возможно, найдем в подходах, обозначенных в новом законопроекте «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части обеспечения права адвоката на сбор сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи», разработанном и опубликованном почти год назад Министерством Юстиции РФ с участием ФПА РФ (следует отметить, что этот законопроект пока не внесен на рассмотрение законодателя и, возможно, будет дорабатываться).

 

В чем они заключаются.

 

1. Устранение формальных препятствий для реализации института адвокатского запроса. Проведение гармонизации положений Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и положений отдельных федеральных законов, регулирующих оборот информации с особым режимом охраны («О персональных данных», «О коммерческой тайне», «О банках и банковской деятельности», «Об основах охраны здоровья граждан» и др.), указав адвоката в качестве субъекта получения соответствующей информации наряду с его процессуальными оппонентами. Эти положения законопроект содержит.

 

Без этого никакие нормы об ответственности за неисполнение адвокатского запроса, имея ввиду бланкетный характер соответствующих положений Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, в любом случае, не заработали бы. Напомню, что в соответствии с п.п. 1) п. 3 ст. 6 Закона, запрошенные адвокатом документы, должны выдаваться «в порядке, установленном законодательством», который применительно к адвокатскому запросу нигде не установлен.

 

2. Установить четкую процедуру формирования и направления адвокатского запроса, получения и использования соответствующей информации. Это одна из наиболее сложных задач, поскольку здесь должен быть соблюден баланс интересов адвоката и его доверителя, с одной стороны, и законный интерес тех лиц, в чьих интересах установлен особый режим предоставления соответствующей информации, с другой стороны. Кроме того, должна быть обеспечена возможность контроля за обоснованностью запроса информации.

 

Источником регулирования здесь должно быть:

 

  • федеральное законодательство. Прежде всего, Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» в который следует включить, помимо прочего, общее требование о том, что объем запрашиваемой информации должен соответствовать целям оказания юридической помощи доверителю и не выходить за эти пределы. За несоблюдение этого требования адвокат должен нести персональную ответственность. Этого в законопроекте, к сожалению, нет. Вызывают некоторые сомнения и положения законопроекта о способе удостоверения права адвоката на запрос. Указано, что к адвокатскому запросу при необходимости прилагается доверенность, подтверждающая полномочия на получения сведений, касающихся доверителя. Остальной текст законопроекта свидетельствует о том, что предмет адвокатского запроса не ограничивается сведениями, касающимися лишь доверителя. Между тем, отсутствие такой доверенности названо в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении адвокатского запроса;
  • подзаконные нормативные акты федерального органа юстиции, устанавливающие требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (их принятие предусмотрено законопроектом);
  • Кодекс профессиональной этики адвоката, видимо, тоже должен быть скорректирован в этой связи;
  • и, наконец, решения органов ФПА РФ об утверждении стандартов качества оказания квалифицированной юридической помощи, безусловно, не обойдут стороной этого вопроса.

 

3. Установить ответственность адвоката за недобросовестное использование своего права на получение соответствующей информации и, что не менее важно, стабильную и эффективную практику применения норм о такой ответственности. Законопроект, в частности, предусматривает «незаконное использование или разглашение информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю» в качестве самостоятельного основания для возможного прекращения статуса адвоката.

 

В заключении, хочется выразить надежду на то, что мы находимся на верном пути, что этот законопроект, дойдет до законодателя и будет им поддержан. Что адвокатский запрос из фикции превратиться в важный инструмент оказания квалифицированной помощи добросовестными адвокатами.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe