АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Выступление Степанова К.В., председателя РОКА «Советник», к.ю.н.

 

Проблемы защиты профессиональных прав адвокатов в уголовном судопроизводстве

 

Степанов Константин Владимирович, председатель Ростовской областной коллегии адвокатов «Советник», к.ю.н., доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета ЮФУ




Наиболее остро вопрос о защите профессиональных прав адвокатов стоит именно в сфере уголовного судопроизводства. Так как уголовно-процессуальные отношения чаще всего сопряжены с нарушениями этих прав. И облекаются они во внешне пристойные уголовно-процессуальные формы.

 

Большинство обсуждаемых проблем реализации прав адвокатов касаются уголовного судопроизводства. Главная причина данного явления заключается в том, что именно в уголовном судопроизводстве адвокат среди профессиональных участников в полном одиночестве выступает на противоположной стороне по отношению к государству во всех его лицах (следователь, прокурор и суд). Государство, многоликий «Янус» в уголовном процессе, имеет общую задачу и вовсе не ту, которая определена статьей 6 УПК РФ. К защите личности потерпевшего и лица, привлекаемого к уголовной ответственности, назначение уголовного судопроизводства де-факто не имеет никакого отношения. Во главу угла уголовного судопроизводства по Уголовно-процессуальному кодексу РФ 2001 года все еще поставлены публичные интересы (прежде всего интересы государства, а затем - общества). А уголовный процесс остается механизмом управления людьми, в том числе и нами, адвокатами. Уголовно-процессуальная политика осталась частью общей государственной политики, и по своим характеристикам она далеко не демократическая и либеральная.

 

Проблемы защиты прав адвокатов в уголовном судопроизводстве можно поделить на две группы:

 

1. Общие (концептуальные).

2. Частные (институциональные).

 

1. Общие проблемы сопряжены с отсутствием должного правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности, противоречиями отдельных положений уголовно-процессуального закона и, конечно же, подменой конституционно определенного типа уголовного судопроизводства.

 

Уголовно-процессуальное право весьма изящно превратило конституционные положения в пустые декларации. Начало такому приему положено в самой первой статье УПК РФ, которая четко закрепляет, что порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации, а не Конституцией и настоящим Кодексом, как например, порядок гражданского или арбитражного судопроизводства. И это вовсе не софистика, не игра в перестановки словами, это общий концепт правового регулирования уголовного судопроизводства. В совокупности с остальными нормами и в частности положениями статьи 7 УПК РФ, с прикладной точки зрения, такая формулировка сделала невозможным прямое применение конституционных положений без включения их в текст УПК РФ.

 

Высказанное мнение о том, что этот факт свидетельствует о достаточно детальной урегулированности уголовно-процессуальных отношений, вряд ли имеет под собой фактическую основу. Анализ постановлений и определений Конституционного Суда Российской Федерации, по сути, свидетельствует об обратном, а собственная оценка законодателя УПК РФ как нормативного закона, «основанного на Конституции РФ», данная в часть 1 статьи 1 УПК РФ своему творчеству, не выдерживает никакой критики. Уголовно-процессуальный закон не в полной мере соответствует нормативному акту, обладающему высшей юридической силы. Конституционный Суд Российской Федерации, являясь единственным государственным органом, наделенным полномочиями давать такую оценку нормативным актам, уже неоднократно признавал этот факт, в том числе и в своих определениях, давая абсолютно новое толкование процессуальным нормам, отличное от буквального текста закона.

 

Примечательны в этом же ракурсе 10 самых незаметных и в то же время самых влиятельных букв в уголовном судопроизводстве, содержащихся в части 4 статьи 15 УПК РФ.

 

Эта норма звучит: «Стороны равноправны перед судом». При этом положения части 3 статьи 123 Конституции РФ сформулированы несколько иначе: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Найдите 10 отличий. А они как раз в 10 буквах: «перед судом». Конституция РФ в отличие от УПК РФ не делает никаких исключений в состязательности и равноправии, не ограничивает действие этих принципов отдельными стадиями, по сути, закрепляя состязательный тип всех форм судопроизводства, в том числе и уголовного. Законодатель же, добавив два слова, изменил тип уголовного судопроизводства, вернее, его не изменил, оставил прежний, советский, как принято именовать в учебниках смешанный тип по французскому лекалу, а по сути, - неоинквизиционный, розыскной.

 

Достаточно просто ощутить справедливость «смешанного» типа процесса на собственной шкуре, не обязательно превращаться в подозреваемого или обвиняемого. Спроецировав уголовный процесс на учебный, можно провести эксперимент на двух студентах. Один из них, назовем его «Защитник» в течение семестра (по аналогии с досудебным производством) будет освобожден от лекционных и семинарских занятий, не будет обременен необходимостью подготовки к экзамену, а вся информация по учебному предмету будет для него тайной, которая раскроется лишь в ночь перед экзаменом. На втором же, назовем его «Обвинитель», будет лежать непосильное бремя штудирования учебного предмета, у него будут все средства для его изучения. На экзамене же (по аналогии с судебным разбирательством) оба студента, и «Защитник», и «Обвинитель», будут равноправны, на одинаковых условиях им будут розданы билеты, предоставлено одинаковое время подготовки ответов и абсолютно одинаково с применением одних и тех же критериев они будут оценены…

 

Результат эксперимента предсказуем.

 

Адвокаты в неоинквизиционном процессе в роли прогульщиков, студентов-двоешников, вынуждены восполнять пробелы в своих знаниях, догонять остальных, подтягивать «хвосты». Конечно же, случается чудо, и эти «двоешники» показывают лучшие результаты, но это не благодаря, а вопреки существующему процессу.

 

Общие проблемы защиты прав адвокатов могут быть разрешены только путем реализации прямого действия Конституции РФ и построения состязательного уголовного процесса. На этом пути воплощение в жизнь столь широко обсуждаемая идея «следственных судей» не окажет принципиального влияния. Только подлинно состязательный тип процесса, расследование дела перед судом, активное участие сторон в доказывании юридически значимых обстоятельств вопреки российской традиции способны обеспечить адвоката полноценной возможностью реализовывать свои права и эффективно защищать подозреваемого и обвиняемого.

 

2. К частным проблемам защиты прав адвокатов в уголовном судопроизводстве следует отнести недостаточность или иногда полное отсутствие процессуальных средств, обеспечивающих реализацию отдельных субъективных прав адвоката в жизнь.

 

Назовем лишь краткий перечень прав, без которых невозможна эффективная защита подозреваемых и обвиняемых:

 

  • право участвовать в уголовном судопроизводстве с момента применения любой меры процессуального принуждения;
  • право предоставить адвокатское удостоверение и ордер, в подтверждение своих полномочий;
  • право собирать доказательства;
  • право иметь свидания со своим подзащитным без ограничения по времени и на условиях конфиденциальности;
  • право знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому.

 

Этот перечень можно достаточно долго продолжать. Однако наличие этих прав в тексте закона не превращают их в безусловную данность. Воплощение их в реальность по уголовному делу сталкивается со значительными затруднениями. Приведем некоторые примеры.

 

Право защитника участвовать с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, не имеет под собой должных процессуальных гарантий.

 

Обеспечить доступ к фактически задержанному не обязаны должностные лица соответствующего правоохранительного органа. С момента фактического задержания до процессуального решения о возбуждении уголовного дела либо составления протокола задержания в порядке ст. 91, 92 УПК РФ может пройти от нескольких часов до нескольких суток. Что произойдет за это время с подзащитным и какие реальные механизмы предлагает УПК РФ… Это два очень любопытных вопроса, ответ на первый из которых очень многозначный, ответ на второй значительно проще: кроме жалоб и ходатайств никаких мер УПК не предусматривает.

 

Далеко не всегда соблюдается достаточно простое правило о том, что адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

 

Чрезвычайно распространена практика требований письменных ходатайств подзащитного либо письменного же заявления об этом. В некоторых случаях требуется формальный допуск со стороны следователя. Запрет об истребовании у адвоката иных документов игнорируется, такие факты однозначно должны быть расценены как грубейшие нарушения действующего законодательства и профессиональных прав адвоката-защитника, а потому подобные факты должны быть обжалованы вышестоящему руководству следственных органов и в прокуратуру.

 

Уголовно-процессуальный закон РФ наделил защитника правом собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 УПК РФ.

 

Часть третья без указания процедуры собирания доказательств, без изменения определения доказательств части 1 статьи 74 УПК РФ, без дополнения части 2 статьи 74 УПК РФ новыми видами доказательств (сведениями, собранными защитником) правовая фикция. Отсутствие элемента принуждения в собирании сведений защитников не позволяют оценивать их в качестве доказательств.

 

Приведенные примеры отсутствия должных процессуальных гарантий реализации профессиональных прав адвокатов требуют серьезных законодательных изменений. Субъективные права адвоката - защитника нуждаются в подробно закрепленных механизмах, обеспечивающих их воплощение в реальной действительности. Расчет законодателя на правовую культуру и разумность правоприменителя не оправдался.

 

Однако, по нашему мнению, даже детальная регламентация законом отдельных институтов, сводящая к минимуму свободное усмотрение следователя и дознавателя, и корректировка отдельных норм УПК РФ не способны защитить права адвоката до тех пор, пока не будут решены общие проблемы прямого действия Конституции РФ и радикального перестроения формы уголовного судопроизводства, невзирая на российскую «традицию» инквизиционного следствия.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe