АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Выступление Сидельниковой А.А., зам. председателя Квалификационной комиссии АП Адыгеи

 

Соблюдение профессиональных прав адвокатов в контексте статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката

 

Сидельникова Анна Анатольевна, заместитель председателя Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Адыгея

 



Уважаемые участники конференции!

 

Приветствую всех и от имени президента Адвокатской палаты Республики Адыгея выражаю признательность Алексею Григорьевичу за приглашение принять участие в настоящей конференции.

 

Предвосхищая свое выступление, хочу несколько облегчить задачу слушателей в части понимания темы доклада. В общем, говоря простым языком, толковать я буду о том, как мы, адвокаты друг друга обижаем, не уважаем, предпочитая корпоративной этики свои личные корыстные интересы.

 

Ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката гласит о том, что:

 

1. Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

 

2. Адвокат не должен:

 

1) употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката;

 

2) использовать в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражения, порочащие другого адвоката, а также критику правильности действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам;

 

3) обсуждать с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями обоснованность гонорара, взимаемого другими адвокатами.

 

Если обратиться к научно-практическому комментарию КПЭА под авторством уважаемого Пилипенко Юрия Сергеевича, президента Федеральной палаты РФ в комментируемой статье идет речь о корпоративности, т.е. об общности профессиональных интересов, определяющей особый характер взаимоотношений между адвокатами.

 

Вот об этом самом особом характере взаимоотношений между коллегами в адвокатском сообществе и пойдет речь в ближайшие 10 минут.

 

По нашему мнению, тема данная является крайне актуальной в силу того, что: во-первых, профессиональные права адвокатов систематически нарушаются не только органами предварительного следствия, судами, и иными ведомствами, но и нашими коллегами, т.е. лицами, имеющими статус адвоката; во-вторых, необходимо задуматься над более четкой регламентацией поведения адвокатов в отношении своих коллег.

 

Корпоративность, в силу п. 2 ст. 3 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, является одним из принципов, на основе которых действует адвокатура. Между тем, как отмечает, Юрий Сергеевич Пилипенко, с сожалением приходится отметить, что неумение правильно себя вести по отношению к коллегам - довольно распространенное явление в современной адвокатуре.

 

Но почему я хочу заострить внимание именно на этой проблеме, при наличии огромного количества иных проблем, с разрешением которых нам придется еще долго и упорно бороться? Дело в том, что несмотря на наши огромные усилия по борьбе с «карманными адвокатами», такая проблема не только продолжает существовать, но и начала приобретать иные, более возмутительные формы. Опасно игнорирование этой проблемы тем, что органы адвокатских палат будут просто бессильны в борьбе с этим нелицеприятным явлением, особенно в условиях усиления конкуренции в адвокатском сообществе за счет пополнения его рядов бывшими сотрудниками следственных органов и прокуратуры, находящимися в серьезных связках со следствием.

 

Чтобы уважаемым участникам конференции стало понятно, о чем я веду речь, я полагаю уместным было бы начать с конкретных примеров из адвокатской практики, пока еще не ставших предметом дисциплинарных разбирательств, по крайней мере, в нашем регионе.

 

Так, в начале текущего года один из адвокатов принимает поручение на защиту некоего Б., при этом соглашение с адвокатом заключает супруга Б. В момент заключения соглашения Б. задержан и находится в кабинете следователя. В ходе беседы с Б. и ознакомления с постановлением о возбуждении уголовного дела адвокат выясняет, что те деяния, которые вменяются в вину его подзащитному Б. вообще не являются уголовно наказуемыми, а носят характер административного правонарушения. После длительной беседы оба: и адвокат, и Б. приходят к выводу о необходимости воспользоваться ст. 51 Конституции РФ при первоначальном допросе. На следующий день Б. заключается под стражу постановлением суда. Адвокатом проводится достаточно объемная работа: обжалуются судебные акты о заключении под стражу, истребуются документы, по результатам истребованных документов заявляются ходатайства следователю, обобщается судебная практика, с помощью знакомых Б. лиц выясняются обстоятельства, предшествовавшие задержанию. В процессе работы выясняется, что другом Б. является некий Р., представляющий интерес для следствия. Более того, спустя определенное время со стороны следствия поступает предложение о заключении Б. досудебного соглашения, в ходе исполнения которого он должен указать, как на организатора организованной группы, и только при указанных условиях положение Б. улучшиться. По данным адвоката, Р. является высокопоставленным лицом, в перспективе у которого было серьезное повышение. При встрече с подзащитным в следственном изоляторе адвокат изложил предложение следствия, однако Б. категорически отказался сотрудничать со следствием именно в такой форме, поскольку помимо того, что Р. являлся его другом, последний не организовывал никакой группы, более того, ими не совершалось никакого преступления. Эта встреча адвоката и Б. была последней, на ней было решено, что адвокат продолжит обжаловать действия следователя в порядке ст. 125 УПК РФ, а также судебные акты о продлении срока содержания под стражей. Хочу отметить, что за 4 месяца содержания Б. под стражей следствием не было проведено ни одного следственного действия, тем не менее, суд продлил срок содержания под стражей. После того, как прошло около трех недель с момента последней встречи адвоката и его подзащитного Б., в судебном заседании, назначенном по жалобе адвоката на действия следователя, стало известно, что Б. отказался от услуг адвоката на следующей же день после встречи с ним. В этот же день он ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с другим адвокатом. Примечательным является то, что адвокат принимавший участие в следственных действиях, после отказа Б. от услуг первоначального адвоката, и следователь, в производстве которого находилось уголовное дело находились в приятельских отношениях в виду знакомства по месту прошлой службы следователя в соседнем регионе. Ну и как вы поняли, новоявленный адвокат прибыл именно из того же региона.

 

Так вот, адвокат, от которого Б. отказался, на протяжении двух недель направлял жалобы и подавал ходатайства следователю (оставшиеся без ответа, кстати), ну получается вопреки воле его подзащитного. Поскольку его подзащитный изменил свою позицию по прибытии другого адвоката. Это уже потом выяснилось, что на следующий же день после вышеупомянутой встречи в следственный изолятор прибыли сотрудники некоторого ведомства и оказывали давление на Б., из-за чего он и согласился подписать отказ от услуг первоначального адвоката и дать показания, выгодные следствию, с участием иного адвоката, предложенного следователем.

 

После беседы с супругой также выяснилось, что адвокат М. (назовем его так) сам позвонил ей после допроса и просто вынудил ее заключить с ним соглашение, обещая помочь ее супругу.

 

Вот здесь я делаю короткую паузу, чтобы позволить уважаемым коллегам проанализировать описанную ситуацию.

 

Да, эта ситуация не стала предметом дисциплинарного разбирательства, поскольку первоначальный адвокат (пусть будет З.) находится сам в очень щекотливой ситуации, поскольку если Б. обратится с жалобой на то, что он совершал в его интересах действия, которые напрямую противоречат его позиции, то адвокату З. придется стать участником дисциплинарного разбирательства, исход которого предугадать сложно.

 

Насколько все-таки действия адвоката М. соответствуют нормам адвокатской этики? Конечно, в рассматриваемом случае очень много вопросов и к следователю, на протяжении очень длительного времени скрывавшему факт отказа Б. от услуг адвокат З., но у него свой, следственный, возможно какой-то еще интерес. Хотя безусловно с его стороны также имеется целый ряд нарушений. Однако в чем-то он оказался прав, будучи упрекнутым в том, что не уведомил адвоката З. об отказе от его услуг его подзащитным, он ответил: «Вы покажите мне норму УПК, обязывающую меня сделать это! Я не должен Вас уведомлять об этом.». Несовершенство уголовно-процессуального законодательства в части отсутствия обязанности следователя уведомлять защитника о поступлении письменного заявления об отказе от его услуг, вопрос также достаточно дискуссионный, но очень актуальный. При том, по нашему мнению, необходимо также установить сроки и форму уведомления защитника следователем от отказе от его услуг.

 

Но речь в настоящий момент о действиях наших коллег именно в контексте ч. 1.и ч. 2 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката. В этой части, многие недобросовестные адвокаты ссылаясь на то, что ничем не регламентирована их обязанность уведомлять коллегу о принятии поручения на ведение дела, а также об отказе от услуг коллеги, продолжают как ни в чем не бывало, зарабатывать себе на жизнь, являясь так называемыми «внештатными следственными сотрудниками».

 

Вот чем опасна данная проблема. Этот случай далеко не единичен, в последнее время подобное явление приобрело скорее массовый характер. Помимо того, что имеет место нарушение профессиональных прав адвокатов нашими же коллегами, очень остро стоит проблема существования «адвокатов следствия», что не только недопустимо, но и подрывает доверие к нашему сообществу в целом.

 

Когда-то Михаил Юрьевич Барщевский в своей работе «Адвокатская этика» вел речь о таких ситуациях, при этом он указывал, что «принимающий» поручение адвокат, исходя из этических соображений, обязан в любом случае связаться с «передающим» адвокатом и предупредить его о факте такого «перехода».

 

Со времен присяжных поверенных существовала традиция проявления уважения к себе, к своим коллегам, к своей профессии.

 

Правила адвокатской профессiи въ Россiи

составитель Александр Николаевич Марков

К.К. Арсеньев. Заметки о русской адвокатуре, стр. 37, изд. 1875 г.

От составителя

Из главы «Общий взгляд на задачи адвокатуры»

 

Каждая корпорация сильна своей сплоченностью, сознанием общности своих интересов на почве профессионального труда; вне этого нет сословия, нет корпорации: есть группа лиц, более или менее значительная, механически друг с другом связанных, в сущности, друг другу чужих, посторонних. 1

 

На присяжном поверенном лежит, прежде всего, обязанность защищать честь, достоинство и привилегию того сословия, к которому он принадлежит. Вместе с тем он обязывается охранять и свое личное достоинство. Он должен считать для себя за правило, что всякое нападение на сословие есть нападение лично на него, и, наоборот, что всякое посягательство на него, как члена адвокатуры, есть посягательство на все сословие. В точности следовать этому правилу присяжный поверенный может лишь тогда, если всегда и со всеми будет держаться корректно и совершенно независимо. 5-6

 

Из главы «Недопустимые способы приобретения дел»

 

Совет присяжных поверенных всегда признавал, что отношения клиента к присяжному поверенному должны основываться, прежде всего, на личном доверии, на убеждении доверителя, что избранный им поверенный, по своим знаниям и нравственным качествам, способен надлежащим образом ограждать и защищать вверенные ему интересы и права: поэтому всякие приемы искусственного привлечения клиентов разным путем 77 Примечание автора (присяжной адвокатуре не совсем были близки проблемы сращивания следствия и защиты, поэтому использование знакомств со следствием не упоминается).

 

Если желание иметь успех весьма естественно в присяжном поверенном, то вместе с тем для него обязательно знать, что прочный и вполне заслуженный успех приобретается только солидными знаниями, трудом, опытностью и, главное, безукоризненной в делах и отношениях к людям, добросовестностью. Этими качествами присяжный поверенный создает себе ту добрую репутацию, которая, распространяясь в больших кругах публики, привлекает к нему клиентов. 78

 

Совет всегда находил, что доверие клиентов к адвокатам должно основываться на совершенно свободном избрании первыми последних, посему всегда порицал всякие меры заманивания адвокатом клиентов 81

 

… присяжный поверенный может и должен отдавать свой труд, как и врач, везде и всегда, где его знания являются необходимыми, но оповещать население о своем прибытии он не имеет основания, так как это значит, что он выносит свой труд на рынок. 84

 

Из главы «Отношение к товарищам»

 

Принимая к своему производству дела, которые ранее велись другим товарищем, присяжный поверенный, прежде всего, обязан выяснить, насколько ликвидированы отношения его нового клиента к прежнему поверенному, и только тогда, и в зависимости от полученных данных, может принять дело. 385

 

 

Советом Адвокатской палаты Республики Адыгея своим решением от 27 февраля 2014 года были приняты разъяснения по вопросам профессиональной этики адвоката, в частности о необходимости уважительного отношения к коллегам.

 

Советом было разъяснено, что в тех случаях, когда адвокат принимает поручение по делу, в котором уже принимает участие другой адвокат, он должен избрать надлежащую форму предварительного уведомления об этом коллеги.

 

При обращении доверителя с просьбой о ведении дела в его интересах вместе с другим адвокатом, адвокат должен удостовериться о наличии согласия этого адвоката.

 

Недопустимым считается посещение лица, находящегося в местах предварительного заключения, без уведомления и согласия адвоката, уже принявшего поручение по делу.

 

Почему, тем не менее, эта проблема продолжает существовать, в том числе и в нашем регионе?

 

Почему другие сообщества, особенно относящиеся к системе правоохранительных органов, отличаются сплоченностью и безоговорочной поддержкой друг друга, даже в случае существенных нарушений их представителями закона? Соглашусь, что в адвокатуре есть своя специфика, и эта специфика касается, прежде всего, финансовой стороны деятельности, а именно вопроса оплаты труда адвокатов, а также необходимости осуществления профессиональной деятельности в условиях большой конкуренции.

 

Я думаю, подход к разрешению данной проблемы, должен носить системный характер. По нашему мнению, необходимо внесение поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката, запрещающих адвокату игнорировать профессиональные права своих коллег и обязывающих их в кратчайшие сроки уведомлять коллег о принятии поручения и отказе от их услуг. Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство также обходит стороной право адвоката быть уведомленным об отказе от его услуг, что тоже требует доработки и внесения изменений в УПК. Ну и несомненно, Квалификационное комиссии Адвокатских палат должны также принципиально подходить к разрешению жалоб на подобные нарушения.

 

В заключение хочу добавить, что, пытаясь решить проблемы из вне, мы остаемся со своими внутренними проблемами, которые делают наше сообщество слабым и неспособным противостоять нарушению наших профессиональных прав, а также, что не только не маловажно, но первоочередно, прав наших доверителей.

 

Как в свое время сказал известный всем Бенджамин Франклин: «Крестьянин между двумя адвокатами - как рыба между двумя котами». Хоть и обидное для нас высказывание, но мы вынуждены согласиться, что в случае с некоторыми нашими коллегами именно так и есть. Но, как бы нам не хотелось заработать, мы всегда должны помнить о том, что превыше всего для нас профессиональная этика и интересы обращающихся к нам за помощью граждан.

 

Спасибо за внимание.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe