АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

общая информация

Конференция по проблеме противодействия коррупции

 

30 июня 2011 г. в Ростове-на-Дону состоялась научно-практическая конференция «Роль институтов гражданского общества в противодействии коррупции». Организовали мероприятие Администрация Ростовской области, Федеральная палата адвокатов РФ, ГУ Минюста РФ по Ростовской области и Адвокатская палата Ростовской области.

 

Конференция была интересна, без преувеличения, всем ее участникам и весьма примечательна - по целому ряду направлений. Во-первых, солидное представительство: в мероприятии приняли участие и выступили В.Н.Василенко – заместитель Главы Администрации (Губернатора) РО по взаимодействию с административными органами – руководитель аппарата Главы Администрации (Губернатора); Г.М.Морозова – начальник ГУ Минюста РФ по Ростовской области; Д.П.Баранов – президент Адвокатской палаты Ростовской области, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ; Д.В.Демешин – заместитель прокурора Ростовской области.

 

Все они сказали слова признательности московским гостям – участникам конференции, чьи доклады были выслушаны с глубоким интересом: это Генри Маркович Резник – член Общественной палаты РФ, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, президент Адвокатской палаты г. Москвы; Алексей Павлович Галоганов – вице-президент ФПА РФ, президент Адвокатской палаты Московской области; Юрий Артемьевич Костанов – представитель ФПА РФ в Конституционном Суде, член Совета Адвокатской палаты г. Москвы, председатель Президиума Московской коллегии адвокатов «Адвокатское партнерство» (кстати, бывший ростовчанин, много лет проработавший в прокуратуре Ростовской области).

 

К слову, по поводу «звездного» состава московских участников конференции Анна Юрьевна Антоненко, зам. начальника ГУ Минюста РФ по Ростовской области, подводя в конце итоги конференции и отмечая, что «стиль жизни всех присутствующих будет правильным», не могла не сказать: «Когда еще в Ростове мы видели в президиуме одновременно трех вице-президентов Федеральной палаты адвокатов России?! Да еще выступающих по такой важной теме, как борьба с коррупцией…».

 

Примечательно и присутствие на конференции представителей правоохранительных органов: С.В.Пшеничный – зам. начальника УФСБ РФ по Ростовской области, С.С.Кулик – начальник службы-руководитель аппарата комиссии по противодействию коррупции в РО аппарата Главы Администрации (Губернатора) РО; В.И.Панченко – зам. руководителя Первого отдела процессуального контроля следственного управления Следственного комитета РФ по РО; Д.Г.Геращенко – заместитель оперативно-розыскной части №1 по борьбе с экономическими преступлениями ГУ МВД России по РО. Жаль, что они не выступали, но важно, что дискуссия, развернувшаяся на конференции по ряду вопросов, проходила при них. Зал был полон адвокатами, присутствовали и представители ведущих юридических вузов и факультетов области.

Мы не случайно делаем акцент на столь подробном перечислении участников конференции: тема мероприятия – злободневна, она волнует всех; при этом ее нельзя рассматривать однозначно, и нет простых рецептов борьбы с коррупцией; каждый излагал свое видение, и отдельные мысли и предложения были очень любопытны.

 

Особенно хотелось бы подчеркнуть вот что: практически все прозвучавшие выступления были лишены формализма; шел разговор коллег; порой этот разговор был острым, но в итоге «вырулили», как и положено умным людям, на стремление к взаимопониманию.

 

Общая картина: коррупция – факт нашей жизни, борьба с ней идет, но – «…постоянный контроль над личностью не является панацеей…»

 

Рассказав об основных направлениях борьбы с коррупцией и подчеркнув, что правоохранительные органы области наращивают активность в этой сфере, В.Н.Василенко привел статистику: «Донскими судами только в первом квартале текущего года рассмотрено 44 коррупционных дела в отношении 49 человек. Обвинительные приговоры вынесены 45 должностным лицам. Среди осужденных: 4 работника органов власти, 12 сотрудников правоохранительных органов, 3 судебных пристава-исполнителя, 2 работника налоговых инспекций, 8 сотрудников сферы образования, 6 – сферы здравоохранения. Ответственность понесли также 2 сотрудника надзорных органов».

 

Вячеслав Николаевич особым акцентом подчеркнул:

 

- Постоянный контроль над личностью не является панацеей… Из этого следует очевидное - то, о чем говорил еще Аристотель: все в обществе следует устроить так, чтобы невозможно было наживаться.

 

Понятно, что у каждой ветви власти в связи с этим свои задачи. В.Н.Василенко говорил о том, что делает исполнительная власть (мощное развитие МФЦ, прозрачность действий всех служб, постоянный мониторинг ситуации, возрождение и создание «общественных приемных» для оказания адвокатами области бесплатных юридических консультаций жителям Дона по вопросам противодействия коррупции и т.д.). Но наряду с системными мерами важно формирование соответствующего общественного мнения, формирование атмосферы неприятия и осуждения коррупции.

 

Этот посыл был подхвачен Генри Марковичем Резником, который высказал, может быть, в чем-то парадоксальные, но понятные всем «прошедшим через 90-е годы» мысли:

 

- …Если бы не коррупция в 90-х годах, страна бы развалилась. Все, кто застал то время, поймут, о чем я говорю. Но после того, как Президентом России стал Владимир Путин, сумевший выстроить вертикаль власти, после того, как государство обрело дееспособность, - коррупция становится тормозом развития страны, и мы должны публично это признать, если хотим сформировать соответствующее общественное мнение.

 

Генри Маркович коротко пересказал интервью с молодым, очень успешным, имеющим серьезные результаты в работе вице-губернатором одной из областей. Этот человек, в пересказе Резника, говорил примерно так: вскоре после назначения на меня стали «выходить» не только знакомые знакомых, но и близкие друзья моих близких друзей и родственников; речь не шла, конечно, о каких-то коррупционных договоренностях – меня просили просто встретиться и поговорить, но не в сугубо официальном, а в каком-то особом режиме; шквал обращений от близких был таким, что в какой-то момент мне стало казаться, что сейчас мне позвонит даже мама и тоже попросит с кем-то встретиться; мама не позвонила, но … позвонил папа, сказав, что вот этим людям, очень хорошим и порядочным, надо бы помочь… Интригу Резник приберег напоследок: речь шла о Марии Гайдар, дочери Егора Гайдара.

 

Подтекстов пересказанного - несколько, и они ясны: речь идет о разной ментальности поколений; поколение, пережившее 90-е, знает, что вопросы не решаются «сами по себе» - их решению надо «помочь»; нынешнее же поколение хочет построить иную систему.

 

К сожалению, этой новой, иной, правильной системы пока нет. Об этом говорили выступавшие на конференции…

 

Г.Резник: «Люди не верят, что честным путем можно добиться справедливости, и именно поэтому порой инициируют взятки сами…». То есть взяточничество не осуждается (или недостаточно осуждается) в обществе именно потому, что люди не верят, что без того, чтобы «занести барашка», – тоже можно нормально жить и работать, решая вопрос по справедливости, по закону.

 

И.Плотников, ростовский адвокат: «Сегодня, к сожалению, правоприменителя очень и очень мало интересует ПРАВОВАЯ позиция. И именно на фоне произвола правоприменителя появляется коррупционный продукт, который можно продать. Когда система работает эффективно и объективно - коррупционеру продать нечего…»

 

Понятно, что этот тезис – аксиома, верная не только для юридической практики, но и в целом для общественного устройства. То есть на конференции предельно четко сформулировали очень важный принцип («Когда система работает эффективно и объективно - коррупционеру продать нечего…»), который, собственно, дает единственно верный вектор борьбы с коррупцией: строить эффективно и объективно работающую систему.

 

Что это значит применительно к юридической практике?

 

Взаимные претензии, в которых - не утонули

 

Достаточно остро выступил Д.В.Демешин – заместитель прокурора Ростовской области, продемонстрировавший, надо сказать, и чувство юмора, и умение «вести работу над ошибками». Начнем с того, что его появление за трибуной зал встретил аплодисментами, и Дмитрий Викторович моментально отреагировал: «Не ожидал аплодисментов от исторических оппонентов…».

 

Тема его доклада: «Соблюдение антикоррупционного законодательства при осуществлении адвокатской деятельности», и со многими тезисами Демешина невозможно не согласиться. Коррупционные преступления имеют высокую латентность. Можно констатировать тенденцию сговора адвокатов с другими участниками судопроизводства; особенно это касается, по его мнению, адвокатов-выходцев из правоохранительной среды, имеющих деформированное сознание. Так называемые «черные» адвокаты выполняют посреднические услуги. Все это мешает и объективному расследованию, и судопроизводству.

 

С вышеназванными тезисами никто не спорил. Более того, Г.М.Резник заметил: «Поверьте, никто не относится к «черным» адвокатам хуже, чем мы сами – наша корпоративная среда».

 

Но дальше Дмитрий Викторович стал «выруливать» на пусть вполне корректную, но абсолютно явную обвинительную интонацию именно в сторону адвокатуры. Например, он назвал цифру возбужденных в 2011-м году уголовных дел против адвокатов, давая понять, что цифра несет в себе некую тенденцию. И тут реакция «исторических оппонентов» последовала незамедлительно.

 

Д.Баранов: «Цифра количества возбужденных уголовных дел – некорректна в принципе. Важно другое: по каким из этих дел будет вынесен обвинительный приговор».

 

Ю.Костанов: «Все мы знаем, что в Адвокатской палате Ростовской области – около 3000 адвокатов. Восемь, девять, десять, пять подобных фактов в разные годы - это не цифры, не тенденции и не статистика. Это - единичные случаи. Как только их начинают представлять тенденцией, возникает настороженность: похоже, что в вашем ведомстве началась борьба за показатели… Как в печально известные годы – где левых троцкистов больше, а где – меньше… И относительно сговора адвокатов с участниками судопроизводства: если в вашей службе есть с кем сговариваться – гоните этих людей».

 

Дальше дискуссия развернулась еще более остро. Д.Демешин заметил: когда заявители (с жалобами на адвокатов – прим. ред.) обращаются в Адвокатскую палату, Адвокатская палата не информирует об этом прокуратуру… И по поводу этой реплики адвокаты выступили довольно резко; передадим суть: есть понятие адвокатской тайны, она прописана законом; кроме того, доносить – не в правилах адвокатуры. Заметим, реакция адвокатов на слова прокурора была, возможно, излишне эмоциональной и артистичной, и это понятно: тема «покушения на адвокатскую тайну» – исторически болезненна; «покушения» бывали не раз, но всегда адвокаты стояли «насмерть», и «бастион» не был сдан...

 

Вывести разговор в продуктивное русло попытался Г.Резник, объясняя, как в реальной жизни бывает с заявителями. Приходит человек и говорит: заплатил адвокату «для кого-то» некую сумму; результатом не удовлетворен. Вопрос заявителю: какая сумма заявлена в договоре? Ответ: совсем другая, гораздо меньшая. Вопрос: на первую сумму есть расписка? Конечно, нет. О чем можно говорить дальше? К тому же, сказал Г.Резник, мы не имеем права расследовать криминальные факты.

 

Другое дело, сказал Г.Резник, что прокуратура, следственные органы, если они всерьез озабочены проблемой «черных» адвокатов, которые, безусловно, есть, могли бы провести собственное расследование. Для этого надо: выбрать из архива уголовные дела, которые были прекращены или по которым вынесены оправдательные приговоры (либо приговоры значительно более мягкие, чем это можно предположить гипотетически); сделать выборку – кто из адвокатов вел эти дела; посмотреть на повторяющиеся фамилии. Наверняка окажется, что среди этих фамилий есть одни и те же, абсолютно не известные в корпоративном кругу адвокаты… Мы бы это сделали сами, сказал Г.Резник, но у нас нет такой возможности, нет доступа к архивам.

 

Очевидные недостатки системы и системные проблемы, с которыми нужно бороться системно

 

В выступлениях участников конференции прозвучало значительное количество важных акцентов. По существу это те проблемы, которые есть и беспокоят, с которыми адвокатам приходится сталкиваться довольно часто и которые мешают, говоря словами И.Плотникова, «строить эффективно и объективно работающую систему».

 

Г.Резник: «Магазины, торговля – как-то встроились в коррумпированную систему. Производству это сложнее. Производство – это национальное достояние. С него пушинки надо сдувать! Нет другой схемы развития страны – развиваться должен малый и средний бизнес. Об этом надо помнить всем нам и побеспокоиться об этом».

 

Г.Резник: «Подавляющая масса адвокатов ненавидит коррупционеров в своем кругу. НО! Пока взятки будут брать, адвокаты их будут носить…».

 

А.Галоганов: «К сожалению, много дел провокационного характера. Идут провокации. Это, конечно, обостряет отношения между процессуальными оппонентами. Призывая адвокатов к борьбе с коррупцией в своих рядах, нашим оппонентам следовало бы разобраться в своей среде с провокацией как методом работы».

 

А.Галоганов: «Немало абсурдных решений судов, которыми восстанавливается статус адвоката тем, кого Адвокатская палата этого статуса лишила. Надо обратить на это внимание. Ведь мы все понимаем: статуса адвоката лишают за действительно серьезные проступки. Корпорация должна самоочищаться, и мы это делаем – безусловно, более эффективно, чем правоохранительные органы. Массовые решения суда, восстанавливающие статус адвоката, - это нонсенс».

 

А.Галоганов: «Надо еще более внимательно посмотреть, кто является членами Адвокатских палат. Я был в Мордовии, там каждый пятый адвокат – в прошлом судимый! А что делать, говорят мне, - других нету…».

 

Ю.Костанов: «Происходят системные вещи, вызывающие настороженность и мешающие нормально работать. Упразднен личный прием надзорных жалоб – ты не знаешь, кто тебе отказал.

 

Фактически введен запрет на назначение адвокатов на должность судьи. Вопрос родственных связей адвоката встает во главу угла, что порой перерастает в запрет на профессию, если твои родственники работают в суде или прокуратуре; в других юридических сообществах этого нет, во всяком случае – до такой степени. Между тем, тот, кто захочет взять или дать взятку, - это сделает, вне зависимости от родственных связей».

 

Ю.Костанов: «Мы много говорим о коррупции, имея в виду денежный аспект. Но совершенно не правильно, что мы даже не упоминаем о несправедливых, конъюнктурных решениях, принимаемых исходя из личной выгоды: продвижение по службе, получение жилья и т.д. Определенная категория людей «ловит конъюнктуру» и работает на нее из соображений личной выгоды; этот вид коррупции распространен».

 

Ю.Костанов: «Заслуживает публичного внимания тот факт, что у нас мизерный процент оправдательных приговоров. Недопустимые доказательства не исключают. Состязательности сторон часто нет. Это нельзя назвать правосудием».

 

Г.Резник: «Презумпция невиновности практически не действует. Это большая системная проблема».

 

Хотя и не о коррупции, но - о важном

 

Повторюсь: конференция всем была интересна – наверное, большей частью потому, что разговор состоялся неформальный и многоплановый. В достаточно короткое время успели коснуться многих тем; и хотя нынешняя публикация – довольно объемная, за ее рамками останется немало любопытного. Приведем некоторые тезисы участников конференции, озвученные не всегда как итоговые выводы и не имеющие, может быть, прямого отношения к теме конференции, но воспринимаемые в качестве таковых…

 

Г.Резник: «Я понял, что все выступавшие на конференции – преферансисты. Почему? Да потому, что у нас (тех, кто играет в преферанс-прим.ред.) есть правило-присказка: «Плачь! Карты слезу любят…». Мы здесь немало «плакали»; однако это не главное. Главное… Да, стена есть. Но в нее надо биться, и именно в этом состоит наша работа. Такая у нас планида. Когда кажется, что всё бесполезно, что всюду – халтура страшная, что чаще мы разбиваем себе голову, - все равно надо биться и – пробивать стену».

 

А.Галоганов: «В свое время меня поразили слова моего учителя о том, ЧТО ГЛАВНОЕ в профессии адвоката. Чтобы понять, НАСКОЛЬ КО он был прав, мне понадобились годы… Он говорил так: главное для адвоката - думать всегда о себе; адвокат – профессия уязвимая; доверители могут предать, обмануть; правоохранительные органы могут устроить провокацию; и ты останешься один и никому ничего не докажешь…»

Ирина Нестеренко.

 

Справочная информация

На конференции также выступили с докладами: «Коррупция: понятийный аппарат» - К.В.Степанов, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики ЮФУ, к.ю.н.; «Личность коррупционного преступника» - Гончаренко Г.С., доцент кафедры уголовного права и процесса РЮИ РПА Минюста РФ, к.ю.н.; «Дискуссионные вопросы новой уголовной политики в области взяточничества» - М.А.Хырхырьян, член Адвокатской палаты РО , адвокатский кабинет; «Участие адвокатуры в борьбе гражданского общества против коррупции» - М.А.Грановский, член АП РО , адвокат филиала «Присяжный поверенный» РОКА; на конференции был продемонстрирован фильм антикоррупционной направленности «Стоп-коррупция».

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe