АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Интервью с Е. Семеняко, президентом ФПА РФ

«Без поддержания высокого уровня профессиональной дисциплины, без надлежащего этического климата в адвокатском сообществе трудно рассчитывать на серьезные перемены...»

Накануне очередного, 3-го съезда адвокатов России, состоявшегося 5-го апреля, президент Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Семеняко провел совещание в Ростове-на-Дону, на которое съехались все президенты Адвокатских палат Южного федерального округа. Цель совещания, словами Семеняко, — сверить с коллегами перед съездом часы. Почему такую встречу решили провести именно в ЮФО? По мнению президента ФПА, тому есть как минимум две причины: во-первых, адвокатское сообщество ЮФО очень активно, и, во-вторых, президенты Адвокатских палат субъектов федерации этого округа — самостоятельные личности, взгляды которых по ряду вопросов не совпадают; таким образом, здесь представлены почти все точки зрения, существующие в адвокатском сообществе по поводу адвокатских проблем.

Евгений Семеняко рассказал журналу «Южнороссийский адвокат» о самых острых и актуальных проблемах, волнующих сегодня адвокатскую общественность.

- Евгений Васильевич, какие из обсуждавшихся вопросов наиболее важны именно перед съездом?

- Вы, наверное, знаете: в течение полутора лет велись дискуссии относительно большого спектра предлагавшихся в Закон об адвокатуре и адвокатской деятельности поправок, и отнюдь не все из них нашли нашу поддержку. На определенном этапе существовала даже опасность нарушения основных принципов адвокатуры, ее независимости.

Федеральная палата адвокатов вела себя достаточно активно, вмешиваясь в процесс, объясняя, что нельзя допускать отступлений от принципа независимости адвокатуры. И хотелось понять: как оценивают президенты Адвокатских палат Южного федерального округа те поправки к закону, которые вот сейчас, уже после первого чтения подготовлены с участием Федеральной палаты к чтению второму.

Вот тот вид, который эти поправки приняли сегодня, — отвечает он интересам адвокатского сообщества? Мы пришли к выводу, что поправки в целом носят вполне приемлемый характер, учитывают необходимость безусловного сохранения и принципа независимости адвокатуры, и принципа ее самоуправления. Корпоративное самоуправление — это замечательно, но надо очень хорошо отдавать себе отчет: его механизм должен постоянно обновляться и усиливаться — с таким расчетом, чтобы не возникало вакуума в решении наших организационных профессиональных проблем. Ведь даже точечная ситуация вакуума — это повод для чиновников, полагающих, что адвокатура нуждается во «внешнем управлении».

Состоявшееся совещание вполне убедительно продемонстрировало, что мы прекрасно понимаем: адвокатское сообщество должно быть способно и готово повышать эффективность своей профессиональной деятельности. Это обеспечение высокого уровня профессиональной деятельности и выполнение закона об оказании бесплатной помощи, это повышение качества юридической помощи, это усиление механизмов дисциплинарной ответственности.

Одно из направлений, по которому должно идти усиление нашей внутрикорпоративной работы, — решительная борьба с любыми отступлениями от профессиональных этических норм и стандартов нашей профессии. Адвокатура должна решительнее освобождаться от лиц, недостойных носить звание адвоката.

- То есть кадры — это сегодня проблема?

- Кадры — это всегда проблема. Сказал бы так: она не стала, а остается актуальной для адвокатского сообщества, — в той же мере, в какой для нас важно строгое соблюдение в обществе принципа независимости адвокатуры. Неизбежно на тех или иных временных этапах определенные задачи выходят на передний план. После создания, как говорится, с нуля Федеральной палаты адвокатов нам надо было укрепить ее организационную структуру. Сегодня мы окрепли, встали на ноги, и вопросы профессиональной подготовки, вопросы защиты профессиональных прав адвоката вышли на первый план.

Мы считаем, что ни один факт противодействия профессиональной деятельности адвоката, кем бы это противодействие не оказывалось, не может остаться без реагирования органов адвокатского самоуправления — как на региональном, так и на федеральном уровне. А сегодня, увы, факты нарушения профессиональных прав адвоката, особенно в регионах, — не единичны.

Кроме того, получает распространение практика изъятия у адвокатов помещений, которые они занимают, и передача этих помещений на коммерческие аукционы. Понятно, что тем самым адвокатов и адвокатскую деятельность рассматривают как разновидность деятельности коммерческой, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мы реагируем и впредь намерены реагировать на это самым решительным образом, вплоть до принятия на съезде соответствующих резолюций, с целью обратить внимание правительства, законодателей на недопустимость подобных ситуаций. Ведь дошло до того, что в ряде регионов есть прямая угроза для продолжения деятельности адвокатов.

- Насколько типична эта проблема в Южном федеральном округе?

- Не более и не менее, чем в других округах. И, кстати говоря, именно здесь, на совещании, коллеги из ЮФО и выступили с инициативой принять на съезде адвокатов соответствующую резолюцию.

Президенты Адвокатских палат ЮФО — это люди, которые не замыкаются исключительно на своих проблемах, они болеют об интересах сообщества в целом, имеют свою позицию, конкретные предложения для решения вопросов, за что я им очень благодарен. На съезде предстоит ротация части членов Совета Федеральной палаты адвокатов, и я убежден, что Южный округ сохранит свое представительство в Совете и дальше.

- Евгений Васильевич, а что такое чиновничий произвол применительно к адвокатуре, в чем конкретно он проявляется?

- Вот сейчас мне президент Волгоградской Адвокатской палаты показал письмо из Госрегистрации, полученное одним из адвокатских образований этой палаты. В письме предлагается, со ссылкой на закон о некоммерческой организации, представить целый ворох всякого рода отчетов, документов. На мой взгляд, это совершенно не основанное на законе требование. Взаимоотношения адвокатских образований, Адвокатских палат с властью регламентируется законом об адвокатской деятельности. И в этом законе есть соответствующее положение, в котором прямо говорится, что именно на основе закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в России объявляются полномочия органов государства в отношении и адвокатских образований, и Адвокатских палат.

Таким образом, еще одна проблема, с которой мы сегодня сталкиваемся, — это проблема попыток, на мой взгляд, совершенно неосновательного вмешательства в нашу деятельность. Значит, мы должны спокойно, без истерики, но тем не менее внятно и четко дать понять: мы не уклоняемся от взаимодействия с государством, с органами Госрегистрации, которые уполномочены государством на взаимодействие с адвокатурой, но это взаимодействие должно осуществляться в соответствии с законом. И сегодня, пожалуй, главная задача для Совета Федеральной палаты адвокатов — обеспечить защиту и адвокатских образований, и региональных Адвокатских палат от какого-то ни было чиновничьего произвола, по каким бы причинам этот произвол не проистекал.

- На совещании вы обсуждали и вопросы совершенствования Кодекса профессиональной этики адвокатов, укрепления процессуальной дисциплины...

- Есть, знаете, такое выражение: «узкое место». Так вот, по-прежнему «узким местом» для нас остаются претензии к нашим адвокатам по поводу срывов судебных процессов: неявка адвоката без уважительных причин. Считается, что Адвокатские палаты склонны несколько снисходительно смотреть на такого рода нарушения. На совещании эту проблему мы обсуждали серьезнейшим образом, и обсуждение показало, что в ЮФО никто не демонстрирует либерально— снисходительного подхода; напротив, мы едины в позиции принципиальности и в развитие этой позиции намерены  принять  ряд решений.

Здесь речь не идет о том, чтобы вот взять и огульно усилить меры воздействия: повысить размер наказания, или применять это наказание шире и чаще, и тогда якобы ситуация будет меняться...

Мне все-таки кажется, здесь такой подход едва ли можно считать оправданным. Речь идет не о том, чтобы просто усилить дисциплинарную репрессию, — дело в другом: чтобы ни один случай отступления от профессиональной этики не оставался без внимания. Конкретный пример... В течение года один и тот же адвокат два или три раза привлекается к дисциплинарной ответственности, допустим, за те же неявки без уважительных причин на судебный процесс. По два-три раза ему объявляются замечания или предупреждения, а он, тем не менее, продолжает такого рода нарушения. Я думаю, что в этом случае вполне уместно как-то иначе решать вопрос. Нельзя допускать девальвацию значения решений Совета Адвокатских палат. Нельзя допускать, чтобы наши решения ничего не значили, нельзя их профанировать. Нельзя, в конце концов, действовать в этой области «для кого-то», кто за нами со стороны наблюдает.

НАМ ПОРЯДОК И ДИСЦИПЛИНА НУЖНЫ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, САМИМ. Без поддержания высокого уровня профессиональной дисциплины, без надлежащего этического климата в адвокатском сообществе трудно рассчитывать на серьезные капитальные перемены.

Мне кажется, адвокатура подошла сейчас вот к такому моменту, когда она должна не столько продемонстрировать свою значимость, сколько ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СТАТЬ очень значимым институтом. Если мы хотим быть не второразрядной или третьесортной, а авторитетной и уважаемой организацией, мнение и статус которой не замечать нельзя, — мы должны обеспечить этот высокий уровень корпоративной дисциплины, высокий уровень ответственности и способность к саморегулированию.

- Евгений Васильевич, решение проблем, о которых вы сейчас говорили подробно или вскользь, в общем-то, прописано в законодательстве — гораздо более, чем это «прописано» в менталитете нашего общества. А менталитет у нас, увы, в большой
мере формируется при помощи «рычага» сверху... Я имею в виду, вы встречаетесь с первыми лицами правоохранительных органов, органов юстиции, обсуждаете все эти вещи?

Сегодня Федеральная палата адвокатов имеет, я бы даже не побоялся этого слова, хорошие, вполне хорошие отношения реального сотрудничества с руководством системы правоохранительных органов.

У нас достаточный уровень взаимопонимания и с руководством органов Госрегистрации, и с министерством юстиции, и с Уполномоченным по правам человека Российской Федерации г-ном Лукиным. Есть необходимый контакт и с руководством Генеральной прокуратуры, судебными органами, Советом судей РФ, с законодательной властью, с представителями правительства. Контактные процессы транслируются и на региональный уровень: возьмите, скажем, Ростовскую область, Кабардино-Балкарию, Калмыкию, Ставропольский край...

- Наверное, можно сказать, что наша страна вступила в очередной предвыборный марафон. Вы как президент ФПА как-то инициируете большее участие в нем представителей адвокатского сообщества?

- Знаете, вот именно как президент ФПА я не вправе ничего такого инициировать. Адвокатура, в частности — Адвокатские палаты, является совершенно внепартийной структурой. Наверное, хорошо, чтобы как можно больше моих коллег-адвокатов становились депутатами, но это их личное дело. То есть то, о чем вы говорите, — направление общественной жизни, которое должно оставаться за рамками работы Федеральной палаты адвокатов и, я думаю, региональных Адвокатских палат.

Ирина Нестеренко.
Снимки Александра Данчука.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe