АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Прецедентное дело

Полтора года назад журнал «Южнороссийский адвокат» (№ 2 (19), март-апрель 2006 г.) рассказал о профессиональном успехе Владимира Дмитриевича Бакулова, адвоката Адвокатской конторы Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, в прецедентном деле. Темой опубликованного тогда интервью явились аспекты защиты, осуществлявшейся адвокатом Бакуловым по конкретному уголовному делу по обвинению несовершеннолетнего Сергея Друзева в причинении умышленного тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшем по неосторожности его смерть.

Коротко напомним существо дела. В публикации шла речь о разграничении умышленной вины и неосторожности. Друзев в декабре 2003 года Егорлыкским районным судом Ростовской области был осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы и был взят под стражу.

Кассационная инстанция и надзорная инстанция Ростовского областного суда оставила приговор без изменений.

Защита обратилась с надзорными жалобами в вышестоящие судебные инстанции.

26 ноября 2004 года судья Верховного Суда РФ вынес постановление о возбуждении надзорного производства и передал надзорное представление и надзорную жалобу адвоката вместе с уголовным делом на рассмотрение в президиум Ростовского областного суда. 13 января 2005 года президиум Ростовского областного суда вынес постановление об оставлении надзорного представления и надзорной жалобы адвоката без удовлетворения, приговор и кассационное определение в отношении Друзева С.С. - без изменения.

Защитой вновь были поданы надзорные жалобы в Верховный Суд РФ. 27 апреля 2005 года судья Верховного Суда РФ вынес постановление об отказе в удовлетворении надзорных жалоб и надзорного представления. 6 июля 2005 года Заместителем Председателя Верховного Суда РФ указанное постановление судьи Верховного Суда РФ было признано законным и обоснованным и оснований для отмены приговора не найдено.

Только 22 декабря 2005 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации приговор Егорлыкского районного суда Ростовской области, определение судебной коллегии и постановление президиума Ростовского областного суда в отношении Сергея Друзева изменила, переквалифицировала его действия с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ, по которой назначила ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием в колонии-поселении. В связи с отбытием наказания Сергей из-под стражи был освобожден.

Таким образом, было признано, что преступление совершено Друзевым по неосторожности. Действия осужденного переквалифицировали. Доказывать это пришлось два года. Два года Сергей находился под стражей. Представлялось, что справедливость была восстановлена.

Однако еще тогда, полтора года назад, адвокат Владимир Бакулов отметил, что точку в этом деле ставить рано, юридическая помощь Сергею еще понадобится, и она будет оказана.



Это, прямо скажем, не простое уголовное дело имело свое продолжение. Какое? Об этом мы расспрашиваем Владимира Дмитриевича Бакулова.

- Владимир Дмитриевич, почему нельзя было поставить точку в этом деле полтора года назад?

- Дело в том, что на момент вынесения приговора Сергей Друзев стал совершеннолетним, но поскольку на момент совершения преступления ему было 17 лет, то судопроизводство в силу ст.9 УК РФ велось в отношении него как несовершеннолетнего, и на него распространялись все нормы закона, определяющие порядок ведения предварительного и судебного следствия, а также порядок назначения наказания несовершеннолетним.

В период вынесения приговора ч.1 ст.109 УК РФ относилась к категории средней тяжести, а согласно редакции Федерального закона от 8.12.2003 г., санкция указанной статьи УК РФ была смягчена до 2 лет, и причинение смерти по неосторожности стало относиться к категории преступлений небольшой тяжести.

Претерпела изменение и ст.88 УК РФ, где в ч.б указано, что лишение свободы в отношении несовершеннолетних старше 16 лет не может применяться в случае совершения ими преступлений небольшой тяжести впервые.

В силу ст.10 УК РФ, уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

- Значит?..

- Значит, если бы Друзев был осужден сразу по ч. 1 ст. 109 УК РФ, то отбывать наказание в виде лишения свободы ему бы не пришлось, хотя бы полностью, так как нововведения в уголовный закон произошли буквально через неделю после вынесения приговора.

Получалось, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, назначая своим определением от 22 декабря 2005 года наказание Друзеву С.С. в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием в колонии-поселении, ошиблась.

- Что в связи с этим было предпринято защитой?

Защитой была подана надзорная жалоба, в которой ставился вопрос об отмене наказания Друзеву С.С. в виде лишения свободы.

Одновременно в надзорных жалобах ставился вопрос о признании за Друзевым С.С. права на реабилитацию и содержалась просьба о снижении суммы компенсации морального вреда, поскольку преступление было совершено по неосторожности.

5 октября 2006 года судья Верховного Суда РФ вынес постановление об отказе в удовлетворении надзорной жалобы.

В связи с тем, что доводы жалобы были основаны на законе, защитой вновь была подана надзорная жалоба.

И вот 16 мая 2007 года состоялось заседание Президиума Верховного Суда РФ под председательством Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М.


Постановлением Президиума Верховного Суда РФ надзорная жалоба удовлетворена частично. Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 года и все предшествующие судебные решения в отношения Друзева С.С. изменены. Ему было назначено наказание в виде исправительных работ сроком на 2 года с удержанием 20 % из его заработка в доход государства.

В связи с отбытием Друзевым С.С. наказания в виде лишения свободы, от назначенного наказания в виде исправительных работ он был освобожден.

Указанным постановлением была также снижена сумма компенсации морального вреда.

В признании за осужденным права на реабилитацию было отказано.

В своем постановлении Президиум Верховного Суда РФ, соглашаясь с доводами защиты, признал, что наказание в виде лишения свободы Друзеву С.С. было назначено необоснованно. «...Судебная коллегия не учла, что в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, санкция ч. 1 ст. 109 УК РФ снижена до двух лет лишения свободы, и данное преступление стало относиться к категории небольшой тяжести.»

Снижая размер денежной компенсации морального вреда с 50 000 руб. до 40 000 руб., Президиум указал, что по смыслу ст.151 ГК РФ, решая вопрос о компенсации морального вреда, суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства, что не было учтено судом надзорной инстанции при внесении изменений в судебные решения. При таких обстоятельствах судебные решения в отношении Друзева С.С. в части компенсации морального вреда подлежат изменению со снижением суммы взыскания.

Далее в постановлении указано, что «...требования адвоката Бакулова В.Д. о необходимости признания за осужденным права на реабилитацию не основаны на законе.

В соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию имеют, в частности: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

Таковых условий в данном случае не имеется.

Из материалов дела усматривается, что Друзев совершил преступление 22 ноября 2002 года, осужден по приговору 2 декабря 2003 года, то есть до принятия Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ..., когда ч. 1 ст. 109 УК РФ предусматривала наказание до 3 лет лишения свободы, относилась к категории средней тяжести, и, в силу указанных обстоятельств, к нему могло быть применено наказание в виде лишения свободы.

От назначенного по ч.1 ст.109 УК РФ наказания в виде 2 лет лишения свободы Друзев С.С. был освобожден в связи с его отбытием, и, следовательно, приговор в этой части не исполнялся.

При таких обстоятельствах по делу отсутствуют основания для его реабилитации.»

Владимир Дмитриевич, согласны ли Вы с выводами последней судебной инстанции, или юридическая помощь вновь может быть еще необходима?

Нельзя не согласиться с указанием Президиума Верховного Суда РФ о том, что данный случай не регулируется ч.2 ст.133 УПК РФ, где дан исчерпывающий перечень лиц, которые имеют право на реабилитацию.

В п. 4 ч. 2 ст. 133 УК РФ указано, что имеет право на реабилитацию осужденный в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Основания для прекращения уголовного дела в этом случае в силу указанных пунктов ст. 27 УПК РФ с отсылкой на п.п. 1-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ могут быть различными, но ни один из них не содержит такое основание для изменения приговора, как законодательный запрет назначения определенным субъектам преступления при определенных обстоятельствах того или иного вида наказания. Поэтому с формальной точки зрения отказ в реабилитации в данном случае основан на законе.

Но, с другой точки зрения, Друзев С.С. с момента вступления Федерального закона от 8 декабря 2003 года в действие находился под стражей не обоснованно. Не его вина, что в течение двух лет правоохранительные органы в порядке надзора принимали необоснованные решения и не освобождали его из-под стражи.

В ч. 2 ст.54 Конституции РФ, освещающей права и свободы российского гражданина, прямо указано, что если после совершения правонарушения ответственность за него устранена ИЛИ СМЯГЧЕНА, применяется новый закон.

Новый закон к Друзеву С.С. был применен, но — после фактического отбытия наказания в виде лишения свободы, которое он отбывать не должен был.

Значит, нарушены его права, и он подлежит реабилитации, но в УПК РФ подобный случай не предусмотрен.

Здесь возникает необходимость рассмотрения соответствия норм УПК РФ о реабилитации требованиям Конституции РФ, а это компетенция Конституционного Суда РФ.

Нужно ли обращаться в Конституционный Суд РФ в этом случае? Представляется необходимым, поскольку в прежнем уголовно-процессуальном законодательстве главы о реабилитации даже не было. Совершенствовать же законодательство в этом вопросе просто необходимо, поскольку наши права и свободы должны быть защищены должным образом.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe