АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Индульгенция чиновникам на всезнание…

Индульгенция чиновникам на всезнание - или соблюдение норм правового государства?

Юрий Костанов

От редакции. Юрий Костанов принадлежит к достаточно узкому кругу людей со столь безупречной профессиональной и человеческой репутацией, что даже с самыми острыми его высказываниями его оппоненты априори вынуждены считаться. Но чтобы - считаться, надо как минимум с ними ознакомиться. Просим читателей нашего журнала лишь об одном - прочтите этот текст.

Адвокатское сообщество сегодня серьезно обеспокоено появлением нового законопроекта о внесении дополнений и изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Принятие этого законопроекта должно повлечь усиление контроля за деятельностью адвокатов со стороны государства. Опасения не беспочвенны.

Действительно, такой законопроект внесен, и в нем предусмотрены более чем не популярные меры - вплоть до возможности получения органами госрегистрации доступа к сведениям, содержащимся в адвокатских досье. По мысли законодателей, это должно способствовать повышению эффективности нашей работы, повышению уровня обеспеченности населения квалифицированной юридической помощью.

Не разделяя оптимизма законотворцев, сразу замечу, что усиление чиновничьего вмешательства в подконтрольную деятельность нередко эту самую деятельность, как теперь говорят, «опускало ниже плинтуса».

К уже прозвучавшим резко негативным оценкам обсуждаемого законопроекта добавлю только: для того, чтобы контроль был реально полезен, контролер должен быть на голову выше тех, кого он собирается контролировать. Когда контроль за соблюдением адвокатами законов и норм корпоративной этики осуществляется органами адвокатского сообщества (Советами палат и квалификационными комиссиями), вопрос об уровне квалификации тех, кто этим занимается, нашел оптимальное решение: сообщество выдвигает в Советы палат и квалификационные комиссии наиболее грамотных, наиболее опытных и уважаемых адвокатов. Кто уверен, что сотрудники регистрационной службы всегда будут отвечать этим критериям?

В середине позапрошлого века Карл Маркс в статье по поводу новой прусской цензурной инструкции писал, что если власть имеет таких грамотных сотрудников, которые могут контролировать редакторов, то почему бы этим сотрудникам самим не стать редакторами. Не так ли и здесь: если сотрудники регистрационной службы столь подкованы, что лучше нас знают, что и как надо делать, чтоб обеспечить людей квалифицированной юридической помощью, то почему бы им самим не стать адвокатами и принять активное участие в надлежащей организации адвокатской деятельности?

Очевидно, что инициаторы законопроекта (а такой законопроект однажды уже вносился на рассмотрение Думы, но принят не был) преследуют иные цели. Осмелюсь предположить, что не забота о правах наших сограждан заботит их.

Думаю, что этот законопроект - лишь очередная атака на саму идею правового государства, идею, провозглашенную в Конституции, но пробивающую себе дорогу с большим трудом (а нередко и отступающую перед ухабами и завалами на этой дороге). Не буду касаться всех аспектов проблемы, затрону только те, что нам ближе.

Одна из первых (и удавшихся) атак - это введение государственной регистрации недвижимости и сделок с ней с одновременной отменой обязательности нотариального удостоверения таких сделок. Государственная регистрация необходима, спору нет. Но контроль за законностью сделок с недвижимостью должен быть правовым: предшествующим, роль которого отводилась нотариату (напомню - нотариус должен удостоверять только законные сделки), и последующим - судебным. Образно говоря, в регистрирующем органе должна сидеть девушка с амбарной книгой и шариковой ручкой. Ее дело - вести учет, и не более. Вместо этого появился мощный регистрирующий аппарат с весьма обширными полномочиями. Никогда не забуду удивленных моих доверителей, которых «завернули» госрегистраторы, потребовавшие принести из суда другое решение (!). Та же мысль владела законодателем: чиновник все знает лучше всех судов и нотариусов и все проверит в лучшем виде!

Другим примером успешной атаки на правовое государство являются законодательные решения годичной давности об образовании при прокуратуре Следственного комитета. Мы-то, наивные, думали: наконец прокуроры, освобожденные от мелочной опеки над следствием, станут свободнее чувствовать себя в суде, вспомнят о том, что приговор и им тоже нужен только законный, а не обвинительный во что бы то ни стало. Увы! Главное в этом пакете законов было в другом - следователей полностью освободили от прокурорского надзора.

Кому пришла в голову мысль о том, что следователи в надзоре более не нуждаются, сказать трудно. Прокурорскому надзору в постсоветский период вообще не везет. Нет числа попыткам ликвидировать общий надзор, теперь вот - ликвидация надзора за следствием. Законодатели собираются возложить надзор то на суды, то - на Министерство юстиции, то на иные исполнительные структуры. Не все еще разрушено, но стремление к этому остается. Может ли Минюст, которому подчинена служба исполнения наказаний, сам эффективно осуществлять надзор за законностью деятельности этой службы? Мэр (префект, губернатор) может ли эффективно осуществлять надзор за законностью деятельности подчиненных ему органов и учреждений, которые и шагу без его соизволения не сделают? Какие новейшие разработки ученых-юристов реализованы в этих законодательных предположениях? Или юридической науке законодатели не доверяют? Тогда что же стало на место научных разработок?

Эффективность надзора требует разделения надзорных и поднадзорных функций. Именно поэтому замена прокурорского надзора контролем со стороны руководителя следственного органа ни к чему хорошему привести не может. Не спасает положения ни возможность обжалования действий и решений следователя в суд, ни право прокурора обратиться к руководителю следственного органа с требованием устранить нарушения закона, допущенные в ходе предварительного следствия. По новому закону, требования прокурора для начальника следственного органа не обязательны, а согласится ли он с прокурором, если следователь трудится под его непосредственным руководством и каждый шаг следователя, как правило, согласован с начальником, - задачка для первоклассника.

Судебный контроль не эффективен, во-первых, ввиду громоздкости процедуры и длительности рассмотрения жалоб. Суд не в состоянии оперативно вмешаться в ход расследования. Пока жалоба будет назначена к рассмотрению и рассмотрена, много воды утечет. А если  подозреваемый (обвиняемый) - под стражей, и к нему в нарушение всех законов не допускают защитника, то подача жалобы в суд существенно затруднена. Не то прокурор - он имел возможность немедленно вмешаться в ход расследования и принять срочные меры для восстановления нарушенного права. Неверно считать, что речь идет только о защите прав обвиняемых и подозреваемых. От произвола следователей страдают и потерпевшие. Незаконные отказы в возбуждении уголовного дела, принятие решений в угоду преступникам, находящимся под чьим-либо сановным покровительством, - разве все это уже изжито?

В российской истории есть период, когда прокурорский надзор был упразднен. После смерти в 1736 г. генерал-прокурора Ягужинского (отправленного к тому времени послом в Пруссию без освобождения от прокурорских обязанностей) печальной памяти императрица Анна Иоанновна не стала назначать никого на должность генерал-прокурора - ее убедили, что за годы ее правления законность в стране настолько укрепилась, что генерал-прокурор в России больше не нужен.

Во-вторых, суд рассматривает жалобы далеко не на все решения и действия следователя. В частности, суды отказываются рассматривать жалобы на неправильную квалификацию действий подозреваемых и обвиняемых, а также связанные с необходимостью оценки доказательств. Считается, что эти вопросы входят в исключительную компетенцию суда первой инстанции и не могут разрешаться судом на досудебных стадиях судопроизводства. Для прокурора же никаких ограничений не существовало, он мог вмешаться на любой стадии расследования и по любому вопросу. Он не нуждался в жалобе как поводе для прокурорского реагирования и, обнаружив при осуществлении надзора допущенное следователем нарушение, мог сразу принять необходимые меры прокурорского реагирования. Теперь же следователь и не обязан информировать прокурора о ходе следствия.

Контроль руководителя следственного органа не может заменить прокурорского надзора по тем же причинам, по которым был не эффективен надзор за следователями прокуратуры. Причем, связка «руководитель следственного органа - следователь» более тесная, чем связка «прокурор - следователь». Чьи доводы руководитель следственного органа сочтет более убедительными: действующего под его (руководителя) неусыпным оком следователя или подозреваемого (обвиняемого) и его защитника? Правовой статус прокурорских требований об устранении нарушений закона почти такой же, как и жалоб обвиняемых. Руководитель следственного органа вправе согласиться с прокурором, но вправе и не согласиться. И будет прокурор ходить по инстанциям, а невиновный подозреваемый - оставаться в СИЗО.

Говорят, что упразднение прокурорского надзора за предварительным следствием сделало следователя более свободным, освободило его от мелочной опеки прокурора. При этом, однако, не принимается во внимание, что процессуальные полномочия начальника следственного органа значительно расширены, в результате чего следователь, ускользнув от надзирающего ока прокурора, оказался в гораздо более тесной зависимости от начальника. Кто осмелится утверждать, что это лучше?

Итак, здесь та же тенденция - замена правового контроля контролем чиновничьим. Да, прокурорский надзор часто оказывался не на должном уровне. Но это не повод для того, чтоб его вообще упразднить. В советские годы юридическая наука нередко занималась апологетикой решений очередного съезда КПСС и речей партийных вождей. Никто на этом основании не предлагает, однако, упразднить Институт государства и права Академии наук!

Из того же ряда - усиливающаяся день ото дня критика суда присяжных. Не могут, дескать, невежественные в правовом отношении люди правильно решать уголовные дела. Характерно, что критика раздается в основном со стороны государственных мужей. Иногда - со стороны адвокатов, как правило, тех, кто участвовал в судебном процессе, но чью позицию присяжные не разделили. Когда с оправдательным вердиктом не соглашается гособвинитель, это легко объяснимо.

Когда с вердиктом не согласен человек, не участвовавший в процессе, это напоминает известные оценки советских лет: «Я Пастернака (Синявского, Данаиэля, Бродского - нужное подчеркнуть) не читал, но все равно с ним не согласен!». Интересно было слышать с экрана телевизора выступление бывшего адвоката, а ныне госчиновника немалого ранга, который по поводу оправдания присяжными полковника Квачкова, обвинявшегося в покушении на Анатолия Чубайса, с превеликим апломбом заявлял, что улики против Квачкова были «убийственные», но что, дескать, ожидать от присяжных, решающих дело по эмоциям, а не на основании улик.

Присяжные - судьи факта и общественной справедливости. И никто в этой сфере профессиональным юристам (тем более - чиновникам, более озабоченным чинопочитательными соображениями) индульгенции на всезнание не давал. Житейская мудрость не зависит от профессии и уровня образования. Сапожник может оказаться мудрее прокурора, а водопроводчик - мудрее адвоката. Однако чиновник почитает себя мудрее всех и потому позволяет себе не согласиться с вердиктом, даже не зная всех подробностей дела, и призывает к отказу от суда присяжных, как от чуждого нам импортного явления.

Адвокатское сообщество «не заметило» ситуации, связанной с отменой нотариального удостоверения сделок с недвижимостью. Год назад мы смолчали, когда законодательные реформы коснулись прокурорского надзора. Сейчас беда стучится в наши двери. Пора бить в набат.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe