АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

«Был дом, а теперь его нет...»

Президенту Адвокатской палаты Ростовской области Д.П. Баранову адвокаты А.В. Кирьянов и Е.В.Кирьянова направили информацию о проделанной Адвокатской палатой Ростовской области работе по оказанию юридической помощи гражданам Южной Осетии, размещенным на территории Ростовской области в связи с военным конфликтом 8 августа. Редакция журнала «Южнороссийский адвокат» сочла необходимым познакомить с этой информацией всех адвокатов Ростовской области.

8 августа в зоне грузино-осетинского конфликта начались активные боевые действия. Грузия обстреляла территорию Южной Осетии из артиллерийских орудий, ВВС Грузии нанесли удары по территории непризнанной республики. Приходящие из региона сообщения были противоречивы и периодически опровергались.

Также было известно, что власти Ростовской области без промедления выразили готовность принять и разместить беженцев из Южной Осетии и оказать им необходимую помощь.

Мы, как и все, судили о событиях из средств массовой информации и не подозревали, что придется лично с ними соприкоснуться и вникнуть в суть происходящего гораздо глубже и детальнее, получив информацию, что называется, «из первых рук».

Все началось 13.08.2008 со звонка Президента Адвокатской Палаты Ростовской области Баранова Д.П., который сообщил о необходимости принять участие в работе группы по оказанию гражданам юридической помощи в оформлении обращений и жалоб в международные судебные инстанции, для чего нам надлежало явиться на территорию их размещения в Азовском и Неклиновском районах Ростовской области.

Лагерь беженцев из Южной Осетии в Азовском районе разместился на одной из баз отдыха у берега Азовского моря. В данном лагере находилось 218 беженцев, 163 из которых - дети различного возраста.

На месте выяснилось, что база расположена непосредственно на берегу моря, имеет пляж с домиками, где и разместили прибывших.

К моменту нашего приезда с беженцами уже работали следователи, опрашивая об обстоятельствах событий. Наша работа состояла в ином - в оказании гражданам юридической помощи, в том числе в оформлении обращений и жалоб в международные судебные инстанции - в Международный уголовный суд (МУС) и в Европейский Суд по Правам Человека.

Мы занимались оформлением обращений в МУС в соответствии с имевшимся формуляром жалобы, а формуляр жалобы в Европейский Суд по Правам Человека разрабатывался нами уже на месте с учетом конкретных выяснявшихся фактических обстоятельств.

Конечно же, в основном мы имели дело с женщинами и детьми, которые в большинстве случаев еще не пришли в себя от пережитого. Бросились в глаза достоинство и выдержка, с которыми они держались, хотя у многих из них погибли близкие люди, многие стали свидетелями убийств и сами едва спаслись. Состояние людей усугублялось и невозможностью связаться с оставшимися на территории военного конфликта родственниками и узнать об их судьбе.

Помимо сочувствия, нужна была и реальная помощь, и по роду своей деятельности, как представители Адвокатской палаты и профессии, мы видели свою задачу в том, чтобы помочь беженцам реализовать предусмотренные международным законодательством возможности защиты нарушенных имущественных и неимущественных прав.

Заявления граждан в общем и целом сводились к следующему:

- действия грузинских вооруженных сил были направлены исключительно на убийство осетин, как членов этнической группы (даже плененные военнослужащие Южной Осетии не интернировались в концентрационные лагеря, а предавались смерти, как правило, жестокой);

- в период временного нахождения части на территории Южной Осетии под контролем вооруженных сил Грузии этими силами совершались системные действия, направленные на причинение осетинам, как членам этнической группы, серьезного душевного вреда - гражданское население на несколько дней изолировалось в подвалах и прочих убежищах (в которых оно скрывалось от обстрелов) и не имело элементарных условий и средств для обеспечения жизнедеятельности; данные ограничения основных прав отягощались горем от осознания гибели родных и близких, неизвестности их судьбы, утраты имущества и отсутствия перспектив на будущее;

- практически у всех прибывших в результате военных действий со стороны Грузии было уничтожено имущество - жилье, автотранспортные средства, предметы быта и пр. Многие не успели взять дома документы и личные вещи.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 Римского Статута, данные действия надлежит квалифицировать как геноцид, и они содержат признаки деяния, подпадающего под юрисдикцию Международного уголовного суда.

Также в соответствии со статьей 7 Римского Статута, данные деяния грузинских должностных лиц указывают на признаки преступления «против человечности» - по таким категориям, как: массовые убийства в результате систематических и широкомасштабных нападений на гражданское население Южной Осетии, возведённых грузинским руководством в ранг официальной политики государства.

Кроме того, беженцами описывались деяния, указывающие на признаки военных преступлений, предусмотренных статьёй 8 Статута: жестокие убийства военнопленных, жестокие казни гражданского населения, уничтожение мест захоронений погребенных лиц, разрушение памятников истории и культуры, умышленное нанесение ударов по зданиям, предназначенным для целей религии, образования и искусства, умышленные нападения на гражданские объекты, заявления о том, что пощады не будет, умышленное нанесение ударов по медицинским учреждениям и медицинскому транспорту, вероломное убийство (факт объявления Саакашвили М.Н. 07.08.2008 о прекращении боевых действий) и другие.

Все эти юридические позиции разъяснялись нами прибывшим гражданам, которые без какого-либо понуждения со стороны работников правоохранительных органов и нашего выразили желание обратиться в МУС и Европейский Суд по Правам Человека.

Указанные лица Постановлениями органов предварительного следствия были признаны потерпевшими по уголовному делу, возбужденному на основании статей 30 часть 3, 105 часть 2 п. «А» и 222 часть 1 УК РФ.

14.08.2008 мы продолжили работать уже на территории Неклиновского района, где было размещено уже значительно больше беженцев - 311 человек, из них 112 детей, в т.ч. 9 - в возрасте до одного года.

К этому моменту по вопросу обращения в Европейский Суд по Правам Человека у нас была возможность доработать формуляр жалобы, дополнив его судебными прецедентами.

Все опрошенные беженцы прямо показывали, что вооружённое нападение грузинских военнослужащих было осуществлено чётко, организовано и спланировано.

Указанные сведения не оставляли сомнений в нарушении Грузией прав граждан России и Южной Осетии на жизнь (статья 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Являются очевидными и факты нарушения статей 3, 8 и 14 Конвенции - превышение допустимого порога жестокости в отношении людей, вторжение в их частную жизнь и нарушение равенства по этническому признаку по сравнению с этническими грузинами, а также факты нарушения права собственности в отношении уничтоженного имущества (ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции).

За этими официальными формулировками на самом деле стоят конкретные трагедии - искалеченные судьбы, сгоревшие дома и автомобили. Многие не успели взять не только вещи первой необходимости, но и личные документы. Называя для указания в жалобах домашние адреса, люди горько улыбались и говорили: «Был адрес, да не стало. Не знаем, где теперь придется жить».

Всего на территории б/о «Азовское взморье» и пансионата «Красный десант» с жалобами в обе инстанции обратилось более 200 человек, и сами по себе факты многочисленного оформления жалоб подтверждают, что юридическая помощь была действительно необходима и востребована в значительных объемах, а решение руководства Адвокатской палаты Ростовской области о направлении представителей палаты было своевременным и необходимым, способствовало достижению положительного результата - все желающие граждане получили возможность реализовать право на защиту в международных судах.

В настоящее время обращения направлены в судебные инстанции, работа предстоит значительная, и она, безусловно, будет продолжена нами и другими адвокатами палаты, но в заключение хочется поделиться и личными, человеческими впечатлениями.

Вся история развития взаимоотношений между Грузией и Южной Осетией свидетельствует о том, что народ Южной Осетии намерен бороться за независимость и не желает являться частью Грузии.

Это намерение стоило ему дорого, но в процессе общения с беженцами мы убедились в том, что никто не сомневается в его правильности. Люди среднего возраста говорили о том, что, к сожалению, с 1990 года выросло целое поколение осетин, которые, будучи еще детьми, были свидетелями предыдущего конфликта и участниками нынешнего. Поэтому их трудно убедить в лояльности и мирных намерениях грузинских властей. Но очевидно, что решать подобные противоречия военными средствами в 21-м веке неприемлемо - многие граждане Южной Осетии оказались на грани гуманитарной катастрофы. Нам остается только надеяться на результативность вмешательства международных судебных инстанций и сделать все от нас зависящее для реализации имеющихся законодательных возможностей.

ОТ РЕДАКЦИИ. К информации о проделанной работе адвокаты А.В.Кирьянов и Е.В.Кирьянова подготовили краткий исторический экскурс, который мы считаем нужным опубликовать.

Краткий исторический экскурс

Исторические факты, приведшие к возникновению грузино-осетинского конфликта, всем известны -Южная Осетия (осет. Хуссар Ирыстон), Республика Южная Осетия (осет. Республикж Хуссар Ирыстон) — не признанное большинством стран-членов ООН государство в Закавказье. В советское время (1922-1990) — автономное образование в составе Грузинской ССР (Юго-Осетинская автономная область). «Южная Осетия», наряду с другими терминами — «горная Осетия», «нагорная полоса Южной Осетии», «южные, или карталинские, осетины» и т. д., впервые был использован российской военной, а затем гражданской администрацией ещё в начале XIX столетия. Этот термин имел собирательный характер и подразумевал горные районы историко-географических областей Картли, Рачи и Имеретии, где проживало преимущественно осетинское население. Трансформация топонима «Южная Осетия» в обозначение административно-территориального образования с определёнными административными границами произошла в 1922 году, когда была образована Юго-Осетинская автономная область Грузинской ССР. В настоящее время грузинские власти в официальных документах используют для именования Южной Осетии название «Цхинвальский регион».

Согласно данным ряда источников XIX века, в начале века некоторые селения Южного Кавказа (Корниси, Тбети, Кусирети, Гудиси, Фотриси, Чвриси, Мгвриси, Сатихари, Кулбити, Хромисцкаро, Жамури и др.) были компактно населены осетинами, а в некоторых (Дзвилети, Свери, Ередви, Корди, Дици, Ацерисхеви, Чареби, Снекви, Белоти, Сацхениси, Ванати, Зардиаанткари, Мерети, Карби, Арбо и др.) проживало смешанное население — и грузины, и осетины. В отличие от высокогорной области, предгорье и низинная полоса Южного Кавказа были почти полностью освоены грузинским населением.

В 1830 г. в издаваемой в Грузии русскоязычной газете «Тифлисские ведомости» была опубликована статья анонимного автора, в которой он использовал термины «Южная Осетия» (для обозначения населенных осетинами областей Южного Кавказа) и «Северная Осетия» (населенная осетинами территория Северного Кавказа). С этого времени термин «Южная Осетия» постепенно вытеснил из обращения все другие и прочно обосновался как в грузинских, так и в русских и иностранных изданиях.

В 1843 г. в составе Тифлисской губернии Российской империи, в чей состав вошли территории Шида-Картли, был образован Осетинский округ, который, однако, был в 1859 году присоединен к Горийскому уезду.

После Октябрьской революции контроль над территорией современной Южной Осетии установила Грузинская Демократическая Республика.

В 1918—1920 годах в Южной Осетии произошло три крупных антиправительственных восстания. Все три восстания проходили под лозунгом установления советской власти и присоединения Южной Осетии к РСФСР. Правительство Грузии обвинило осетин в сотрудничестве с большевиками и в июне-июле 1920 года провело карательную операцию. Согласно осетинским источникам, около 5 тыс. осетин были убиты или умерли от голода и эпидемий. Экономике был нанесен большой урон: в частности, было угнано или погибло около 70% поголовья скота.

Советское грузинское правительство, установленное усилиями 11-й армии РККА в 1921 году, создало в апреле 1922 года Юго-Осетинскую автономную область. Несмотря на то, что осетины имеют свой собственный язык, административно-государственными языками были русский и грузинский. Под управлением грузинского правительства в советские времена Юго-Осетинская автономная область пользовалась определённой степенью автономии, в том числе жители имели право разговаривать на осетинском и изучать его в школе.

20 сентября 1990 года Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области провозгласил Южно-Осетинскую Советскую Демократическую Республику. Была принята Декларация о национальном суверенитете. В ноябре чрезвычайная сессия Совета народных депутатов заявила о том, что Южная Осетия должна стать самостоятельным субъектом подписания Союзного договора.

9 декабря 1990 года прошли выборы в Верховный Совет Южно-Осетинской Республики. Жители грузинской национальности их бойкотировали. 10 декабря 1990 года председателем Верховного Совета Республики Южная Осетия был избран Торез Кулумбегов. В этот же день Верховный Совет Республики Грузия принял решение об упразднении осетинской автономии. 11 декабря 1990 года в Цхинвали, в межэтническом столкновении погибли три человека, и Грузия ввела в Цхинвали и Джавском районе чрезвычайное положение.

В ночь с 5 на 6 января 1991 года в Цхинвали были введены подразделения милиции и национальной гвардии Грузии. Натолкнувшись на сопротивление осетинских отрядов самообороны и местной милиции, через три недели они были вынуждены оставить город.

1 февраля 1991 года Союз независимых энергетиков Грузии отключил энергоснабжение Южной Осетии. Следствием этого стали многочисленные жертвы среди мирного населения. В доме престарелых замерзло несколько десятков стариков, в родильном доме умирали младенцы.

В течение 1991 года продолжались периодические вооружённые столкновения. Начался поток беженцев из зоны конфликта в Северную Осетию, на российскую территорию. В Цхинвали стали прибывать добровольцы из Северной Осетии и казаки.

Грузинские полицейские силы контролировали стратегические высоты вокруг Цхинвали и осуществляли обстрелы города, приводившие к многочисленным разрушениям и жертвам. Осетинские отряды, базировавшиеся в блокированном Цхинвали, испытывали острую нехватку оружия и боеприпасов и действовали мелкими диверсионными группами. Гуманитарная ситуация в бывшей автономной области и городе была катастрофической, в госпитале города температура воздуха равнялась 13—14 С. Убитых приходилось хоронить в городских дворах. В свое время и уже к началу 1991 года город Цхинвали покинуло и все грузинское население.

1 сентября 1991 года Сессия Совета народных депутатов Южной Осетии отменила решения Собрания Советов всех уровней 4 мая как юридически неправомочное, упразднила Собрание как неконституционный орган и провозгласила Республику Южная Осетия в составе РСФСР. Это решение было аннулировано грузинским парламентом.

В декабре 1991 года внутренние войска МВД СССР покинули Цхинвали.

На итоговый результат военных действий в значительной степени повлияла политическая нестабильность в самой Грузии, где в конце 1991 — начале 1992 годов началась гражданская война. 29 декабря 1991 года в ходе гражданской войны в Тбилиси Т. Кулумбегов был освобожден Джабой Иоселиани из тбилисской тюрьмы и отправлен на вертолете в Цхинвали, где вновь возглавил Верховный Совет Южной Осетии.

19 января 1992 года в Южной Осетии прошел референдум по двум вопросам:

- согласны ли вы, чтобы Республика Южная Осетия была независимой?

- согласны ли вы с решением Верховного Совета независимой Республики Южная Осетия от 20 сентября 1991 года о воссоединении с Россией?

Более 98 % ответили «да» на оба вопроса.

В феврале 1992 года начались артиллерийские обстрелы Цхинвали грузинской артиллерией и бронетехникой. 20 мая 1992 года произошёл расстрел грузинскими боевиками у села Зар колонны беженцев, направлявшихся в Северную Осетию, было убито 36 человек в возрасте от 11 до 76 лет.

Боевые действия, сошедшие на уровень одиночных огневых контактов и рейдов, были прекращены после подписания между Россией и Грузией Дагомысских соглашений. Дагомысские соглашения предусматривали прекращение огня и создание органа для урегулирования конфликта — Смешанной контрольной комиссии (СКК), в которую вошли грузинская и юго-осетинская (в грузинских источниках называемая «Цхинвальской») стороны, Россия и, в качестве отдельной стороны, Северная Осетия.

13 июля 1992 года были прекращены артобстрелы Цхинвали. 14 июля 1992 года в зону конфликта были введены миротворческие силы в составе трёх батальонов (российского, грузинского и осетинского). Всего за период с декабря 1990 по июль 1992 годов в результате конфликта в бывшей автономной области погибло от 2 до 4 тысяч человек.

2 ноября 1993 года Верховный Совет Южной Осетии принял Конституцию Республики Южная Осетия.

17 апреля 1996 года на осетино-грузинских переговорах в Цхинвали выработан текст «Меморандума» о неприменении силы, предотвращении дискриминации по этническому принципу и возвращении беженцев.

16 мая 1996 года в Москве был подписан «Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте».

27 августа 1996 года состоялась первая официальная встреча во Владикавказе председателя парламента Юго-Осетии Людвига Чибирова и президента Грузии Э. Шеварднадзе. По окончании встречи Шеварднадзе заявил, что, хотя «об автономии говорить рано», он не исключает в будущем возможности получения Южной Осетией статуса автономной республики с собственным парламентом и другими структурами управления. В совместном заявлении по итогам встречи утверждалось, что «стороны наметили пути дальнейшего развития процессов полномасштабного урегулирования грузино-осетинского конфликта, отметив в этом контексте важность взаимоприемлемого разрешения государственно-правового аспекта урегулирования».

4 марта 1997 года начались «полномасштабные переговоры» по мирному урегулированию между Республикой Южная Осетия и Грузией.

22 декабря 2000 года было подписано российско-грузинское межправительственное соглашение о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и возвращении беженцев.

6 декабря 2001 года президентом Южной Осетии после двух туров голосования был избран Эдуард Кокойты. 15 января 2002 года парламент Южной Осетии принял поддержанное президентом Кокойты постановление просить российские власти принять Южную Осетию в состав России.

3 января 2004 года кандидат в президенты Грузии Михаил Саакашвили без согласования с цхинвальскими властями посетил грузинское село Тамарашени в Южной Осетии близ Цхинвали и в своем выступлении перед жителями села заявил, что 2004 год — это последний год, когда Южная Осетия и Абхазия не принимают участия в грузинских выборах.

12 декабря 2005 года Кокойты обратился с официальным заявлением к президенту РФ Владимиру Путину, президенту Грузии Саакашвили и главам государств ОБСЕ, выступив с новой инициативой по мирному урегулированию грузино-осетинского конфликта. Предусматривалась трехэтапная схема урегулирования, включающая демилитаризацию зоны конфликта, социально-экономическую реабилитацию региона и политические переговоры. Кроме того, предполагалось создание зоны экономического благоприятствования (оффшора).

В феврале 2006 года Э. Кокойты обвинил Тбилиси в подготовке спецоперации поуничтожению руководства Южной Осетии, в том числе и его самого, а в марте 2006 года он подал в Конституционный суд РФ заявление о присоединении непризнанной республики к Российской Федерации.

15 августа 2006 года республика начинает выдавать собственные паспорта (ранее жители ЮО пользовались паспортами СССР, а также российскими паспортами, так как Россия принимала жителей ЮО в свое гражданство, что возможно, например, в соответствии со ст. 14.1 ФЗ «О гражданстве РФ»).

Осенью 2006 года Кокойты обвинил руководство Грузии в наращивании военных сил в верхней части Кодорского ущелья, на границе с Абхазией и пообещал оказать военную помощь Абхазии в случае нападения со стороны Грузии.

12 ноября 2006 года президентом Южной Осетии вновь избран Э. Кокойты, набрав 96 % голосов избирателей. Одновременно с выборами президента проходил референдум, на котором 99 процентов проголосовавших жителей Южной Осетии высказались за независимость (явка избирателей составила 95,2 процента); референдум не был признан международным сообществом.

Вечером 7 августа 2008 года грузинская и югоосетинская стороны конфликта обвинили друг друга в нарушении условий перемирия. Грузинская артиллерия, включая реактивную, начала интенсивный обстрел Цхинвала и прилегающих районов около 24.00 по московскому времени 7 августа 2008 года; через несколько часов последовал штурм города силами грузинской бронетехники и пехоты.

Утром 8 августа президент Грузии Михаил Саакашвили в своем телеобращении заявил об «освобождении» силовыми структурами Грузии Цинагарского и Знаурского районов, сел Дмениси, Громи и Хетагурово, а также большей части Цхинвал. Он обвинил Россию в бомбардировке территории Грузии, назвав это «классической международной агрессией». В Грузии была объявлена всеобщая мобилизация. В тот же день президент России Дмитрий Медведев назвал действия грузинских войск «актом агрессии против российских миротворцев и мирных жителей», заявив, что не допустит «безнаказанной гибели» граждан России.

Несмотря на то, что Верховный Совет Республики Южная Осетия (РЮ0) провозгласил независимость республики как самостоятельного государства, основываясь на праве на самоопределение, предусмотренном Статусом ООН и другими международно-правовыми документами, а также учитывая итоги выборов в Верховный Совет РЮО от 9 декабря 1990 года, и волеизъявление народа, выраженное в референдуме от 19 января 1992 года, до войны в Южной Осетии в августе 2008 года самостоятельность Южной Осетии, была признана только другими непризнанными государственными образованиями на постсоветской территории (Абхазией, Нагорным Карабахом и Приднестровьем).

А.В.Кирьянов, Е.В.Кирьянова.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe