АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Гонорар разумный. (Продолжение)

О подходах к раскрытию понятия
«разумные пределы расходов на представительство в суде»

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ

Метод индивидуальных обычных ставок следует применять и когда суд исследует разумность расходов с позиции еще одного участника судебного разбирательства - представителя стороны, требующей взыскания. Этот метод в наибольшей степени способствует реализации конституционного права профессиональных юристов на труд, а значит, и на профессию.

Следует учитывать и то, что только адвокаты или другие профессиональные представители содействуют реализации конституционного права граждан получать квалифицированную правовую помощь.

Оказание любой квалифицированной помощи связано с профессиональными знаниями и умениями, которые приобретаются при получении образования и в процессе работы по специальности. Таким образом, между правом граждан на квалифицированную правовую помощь и правом юриста на труд есть несомненная прочная связь.

Основное содержание права на труд состоит в возможности обеспечивать достойную жизнь себе и своей семье самостоятельно и не зависеть от материальной помощи других, которая делает человека несвободным.

Достойное вознаграждение зависит от возможности доверителя уплатить требуемую сумму. В целом ряде случаев, особенно когда речь идет о спорах с участием граждан, возможность хоть как-то оплатить труд представителя всецело зависит от возможности взыскать соответствующую сумму с обидчика.

Оба указанных конституционных положения следует учитывать при раскрытии понятия «разумные пределы расходов».

Представитель стороны в деле всегда имеет и свои интересы, не входящие в круг интересов самого доверителя. Отчасти это законные и обоснованные интересы, обусловленные профессиональной принадлежностью.

Например, он несет самостоятельные репутационные риски, в связи с чем заинтересован в определенном подходе к делу, иногда более обстоятельном, чем того требует доверитель.

«КОНФЛИКТНАЯ» ЧАСТЬ ГОНОРАРА

Материалы дисциплинарной практики адвокатских палат свидетельствуют и о том, что имеются факты, когда интересы доверителя и представителя расходятся. Часто это связано с необоснованным завышением адвокатами своих гонораров. Некоторые доверители, особенно проигравшие спор, склонны решать вопрос об излишне выплаченных суммах с самими адвокатами, в том числе в судах. В случае победы в споре не исключено, что переплаты могут переноситься на проигравшую сторону.

Такие ситуации, когда часть выплаченной представителю суммы может составлять предмет скрытого конфликта между доверителем и представителем, должны выявляться при рассмотрении заявлений о взыскании расходов на представителей.
Только те суммы, которые в принципе могут стать предметом спора между доверителем и его представителем, могут оцениваться как неразумные и исключаться из состава взыскиваемых затрат. Именно эти суммы не должны перелагаться на проигравшую спор сторону.

Основания для такого вывода следующие. Как бы ни строилась конкретная система оплаты по договору (почасовая оплата, твердая сумма, процент от суммы иска, различные комбинации указанных способов оплаты), на размер счета, выставляемого адвокатом доверителю, влияют два основных фактора: стоимость часа работы и объем (фактический или прогнозируемый) работы. Следовательно, эти составляющие и должны прежде всего анализироваться судом для формирования вывода о разумности или неразумности расходов.

ОБЫЧНЫЕ СТАВКИ

Что касается стоимости часа работ (ставок), то, как уже было указано, подлежит проверять мотивы действий юриста при назначении ставки гонорара по данному конкретному делу, а не оценивать средние ставки оплаты адвокатов, или выискивать «сопоставимых» юристов с целью сравнения их гонораров, или сличать различные дела для сопоставления выплаченных по ним вознаграждений. Разумными должны признаваться обычно применяемые юристом ставки. Юрист подобно доверителю, демонстрируя свои обычные ставки, тем самым заявляет: «Я всем своим клиентам оказываю услуги по одинаковым ставкам, поэтому нет оснований подозревать меня в сговоре с данным клиентом в целях поживиться за счет оппонента». Возможные отклонения - скидки ввиду большого объема работ или надбавки за срочную сверхурочную работу и т.п. - должны быть специально обоснованы.

Средствами доказывания обычных ставок юриста могут быть договоры, ранее заключенные с этим же или другим клиентом, рекламные или маркетинговые материалы, содержащие информацию о ставках. Наиболее надежным доказательством представляются материалы обнародования ставок. Адвокатские образования и юридические компании могут размещать данные о применяемых ставках на своих интернет-сайтах. Развивается практика, когда адвокатские образования «депонируют» свои ставки в адвокатской палате, т.е. официально письменно уведомляют палату о ставках, которые будут применяться в текущем году. По запросам судов или других заинтересованных лиц палаты представляют эти данные.

ОБЪЕМ РАБОТЫ: ВИД И СОСТАВ

Более сложна проблема в отношении объема работ, выполненных представителем. Здесь возможны два негативных аспекта: объем работ завышен, поскольку дело велось неквалифицированно; объем работ завышен, поскольку дело велось недобросовестно.

В случае неквалифицированного ведения дела риски понесения дополнительных расходов должны ложиться на доверителя: он сам должен отвечать за выбор представителя, не обладающего соответствующими делу знаниями и умениями.
Можно услышать возражения, что доверителю, не обладающему правовыми познаниями, крайне затруднительно определить степень профессионализма выбранного им представителя. Разумность действий доверителя состоит лишь в организации соответствующего отбора (проведении тендера, конкурса и т.п.).

Однако, как было установлено, любую проблему, связанную с определением разумного расхода, следует решать с позиции обеих сторон спора в целях поиска баланса их прав. Если учитывать позицию ответчика, основанную на концепции «предвидимых убытков», то возложение на взыскателя риска, связанного с выбором представителя, является компромиссным вариантом.

Работа, проделанная представителем, может характеризоваться ее видом и составом.

Вид работы представителя предопределен правом, но всегда остается и место для усмотрения: какой вид иска подать, что и как доказывать или опровергать в ходе спора и т.д.

Если оценка вида работы предполагает вывод об обоснованности избранной линии представительства (например, необходимо ли было для успешного разрешения дела получать заключение специалиста), то оценка состава работы предполагает вывод о конкретном объеме работы, осуществленной в рамках избранной линии представительства, - например, надо ли было получать два заключения специалиста, нельзя ли было обойтись одним, надо ли было затратить на составление искового заявления десять часов или можно «уложиться» в пять.

Упрощенный подход к решению данного вопроса грозит свести всю проблему к оценке рациональности/экономичности деятельности представителя при ведении процесса. Такой подход неизбежно предполагает оценку целесообразности действий представителя и чреват нарушением принципа независимости адвокатов (ст. 3, 18 Закона об адвокатской деятельности).

Оценка рациональности (экономичности) расходов всегда означает вторжение суда в сферу профессиональной деятельности адвоката: суд неизбежно будет «поучать» адвокатов, как вести дело с наименьшими затратами. Это несложно, когда процесс закончен и результат налицо. Однако в условиях конфликтной рисковой ситуации профессиональной обязанностью адвоката является принятие максимальных усилий для защиты позиции доверителя. Величина понесенных при этом расходов согласовывается с доверителем с учетом его бизнес-задач (сопоставимости расходов с величиной коммерческих рисков).

Подход, при котором излишние расходы, понесенные представителем в связи с ведением дела, понимаются как те, «без которых можно было бы и обойтись», неверен. К примеру, если в деле фигурировало два заключения специалистов, то неверным было бы утверждать, что расходы на получение второго - неразумны, так как само заключение излишне. Адвокат обязан представить позицию заявителя наилучшим образом и сам решает, что для этого надо сделать.

В соответствии с Кодексом профессиональной этики адвокат не вправе обещать доверителю получение определенного результата по делу, а может лишь давать уверения в честном профессиональном отношении к выполнению поручения.

Определенные действия, которые после завершения дела кажутся «перестраховкой», в процессе ведения дела представляются сторонам, которые никогда не могут быть уверенными на сто процентов в результате дела, всего лишь еще одним камнем, далеко не последним, заложенным в фундамент успеха.

Право лица защищаться от нарушения своих прав и законных интересов не может быть ограничено тем, что представитель изначально при выборе форм и методов защиты будет думать не о качестве и весомости представляемых доказательств, а об их «себестоимости». Правило «числом поменее, ценою подешевле» вряд ли соответствует конституционному праву лица защищать свои права и интересы всеми доступными законными средствами и получать квалифицированную юридическую помощь.

Представляется, что ограничения должны касаться в первую очередь расходов, не связанных с защитой по делу.

УЩЕРБНОСТЬ ПОЗИЦИИ ЭКОНОМИЧНОСТИ

Отчасти ВАС РФ в информационном письме от 5 декабря 2007 г. № 121 подтверждает, что взгляд на затраты с позиции рациональности (экономичности) не вполне обоснован. В пункте 10 этого документа рассмотрен случай, когда в суде заявлялось, что у взыскателя не было необходимости привлекать адвоката, поскольку он располагает собственной юридической службой. Ее сотрудник совместно с адвокатом выступал в судебном заседании.

Суд не согласился с данными утверждениями: «...довод истца об отсутствии у ответчика необходимости привлечения адвоката для представительства в арбитражном суде не может быть принят во внимание, поскольку право прибегать к услугам представителя и право на возмещение в связи с этим соответствующих издержек не поставлено законом в зависимость от наличия у организации собственной юридической службы или специалиста, компетентного представлять интересы организации в суде» (абз. 7 п. 10).

Таким образом, в данном пункте предпочтение явно отдается не целесообразности (экономическому, «трудозатратному» взгляду на издержки), а праву. Логично было бы так продолжить мысль суда: представитель привлекается потому, что только он обладает профессиональными знаниями, гарантирующими лицу надлежащую работу по защите его прав и законных интересов. Все, что представитель совершил в ходе дела, совершено им как профессионалом и не должно ставиться под сомнение, если только у противоположной стороны не будет веских доказательств явного непрофессионализма или недобросовестности действий представителя.

Вместе с тем в п. 9 Информационного письма № 121 ВАС РФ рассуждает о целесообразности (обоснованности) привлечения в дело двух адвокатов и «препарирует» рассмотренное дело, правда, весьма общо: разрешавшиеся вопросы были «достаточно сложными», сроки подготовки дела были «относительно сжатые», одному представителю «было бы затруднительно справиться» (абз. 7 п. 9).
Главное, на что следует обратить внимание в этом пункте, - это на распределение бремени доказывания: доказать необоснованность участия на стороне заявителя двух адвокатов должен был ответчик.

В п. 3 Информационного письма от 5 декабря 2007 г. № 121 ВАС РФ также обращает внимание на необходимость оценки профессиональной составляющей: оппонент взыскателя может заявить о чрезмерности требуемой суммы и обосновать разумный размер понесенных заявителем расходов применительно к соответствующей категории дел с учетом оценки, в частности, объема и сложности выполненной представителем работы, времени, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, продолжительности рассмотрения дела (абз. 8 п. 3). Комментируя этот пункт, необходимо отметить следующее.

Критерии оценки разумности расходов, примененные судом, сами также нуждаются в определенном истолковании.

Например, один из ключевых показателей, используемых для определения размера взыскиваемых сумм - степень профессионализма представителя. Практика показывает, что сторонами спора он используется в диаметрально противоположных целях: для обоснования увеличения затрат и для оправдания их снижения. В ряде споров судами положительно оцениваются аргументы о том, что высокая почасовая ставка адвоката предопределена его известностью, опытом, глубокой специализацией, поэтому высокие расходы оправданы. В других делах суды исходили из того, что адвокат имеет достаточную квалификацию, ранее оказывал аналогичные услуги, поэтому подготовка к данному спору не должна была составлять для него сложности. На этом основании размер взыскиваемых расходов сокращался (определение Арбитражного суда г. Москвы от 28 марта 2007 г. по делу № А40-61144/04-111-588).

Второй подход содержит в себе очевидное логическое противоречие. Ведь чем выше профессионализм представителя, тем меньше оснований сомневаться в его некомпетентности, в том числе ставить вопрос об излишне проделанной работе. Скорее наоборот, неправильно определить объем работы, причем с перспективной как упустить что-то важное, так и хлопотать впустую, может непрофессионал.

ПРОФЕССИОНАЛИЗМ

Вопросы об объеме и качестве проделанной адвокатом работы ставились на всех этапах развития адвокатуры. Уже давно в адвокатском сообществе сложились определенные подходы к этой проблеме.

Правила, изложенные в систематизированном своде постановлений советов присяжных поверенных, составленном в 1913 г., таковы, что способы и методы ведения дел присяжным поверенным советами не оцениваются. Не оцениваются ими и юридические познания поверенного по конкретному делу, степень соответствия исковых требований фактическому и юридическому материалу данного дела. Все это - вопросы искусства, таланта и находчивости представителя (см.: Правила адвокатской профессии в России: Опыт систематизации постановлений Советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики. Составил член Совета присяжных поверенных округа   Московской   судебной  палаты Александр Николаевич Марков. Москва, 1913 год. - М., 2003. - С. 38-39).

«Единственным исключением из этого общего правила был бы такой случай, когда взгляды адвоката обнаруживали бы его полное юридическое невежество и явное пренебрежение к общепринятым положениям права и действующего законодательства» (п. 58 указ. соч.). В целом ряде других решений различных советов делается вывод, что основанием контроля целесообразности действий поверенного могут быть только «проявление невежества или допущение грубых ошибок», «грубое незнание или явная небрежность при ведении дела», «грубые ошибки или явный недостаток знания основных положений права и судопроизводства» (там же. С. 38-39).

Такой подход в наибольшей степени согласуется с правом на профессию. Оно не реализуется без самостоятельного, свободного применения профессиональных знаний и опыта. Суды также должны руководствоваться указанным правилом, поскольку оно имеет универсальный характер, в основе которого - конституционное положение о праве на труд.

Следует признать, что критерий профессионализма представителя может использоваться при рассмотрении дел о распределении судебных расходов главным образом для проверки обоснованности величины ставки почасовой оплаты, а не для анализа объема проделанной работы. Только в случаях выявленного и доказанного явного незнания или небрежности, приведших к грубым ошибкам при ведении дела, могут быть оспорены судебные расходы, сопряженные с такими действиями.

В информационном письме от 5 декабря 2007 г. № 121 (далее - Информационное письмо № 121) ВАС РФ указывает, что должник, заявляя о чрезмерности истребуемой суммы, может сопоставить фактически затраченное представителем время с временем, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист (абз. 8 п. 3). Однако другая сторона может парировать этот довод, не пускаясь в подсчеты и сравнения с неким эталонным, показательным специалистом или «стандартным» делом (таковых, очевидно, и не существует), а представив доказательства своих исключительно профессиональных мотивов при определении размера вознаграждения.

СЛОЖНОСТЬ ДЕЛА

Часто при оценке разумности расходов суды в качестве критерия применяют сложность дела и характер спора. При этом оценка дается исходя из повторяемости такого рода дел в судебной практике (Отческая Т.И., Мандзюк С.П. Определение критериев разумности при взыскании представительских расходов в современной практике арбитражных судов//Право и экономика. 2005. № 12). В Информационном письме № 121 ВАС РФ указывает другие признаки «несложного» дела: «иск был подан в связи с неоплатой должником поставленного товара, истец располагал доказательствами заключения договора, исполнения своих обязанностей перед ответчиком, а также отсутствия денежных средств, полученных от должника» (абз. 11 п. 3).

Не критикуя данную позицию за некоторую невыверенность формулировок («отсутствие полученных средств»: не получал вовсе или уже израсходовал?), отмечу следующее. Такое «несложное» дело является, надо полагать, одинаково простым для обеих сторон спора. Несложным дело является только тогда, когда с большой степенью вероятности возможно предвидеть результаты его рассмотрения. Если проигравшая сторона, также как и победитель, предвидела исход дела, но все равно упорствовала в отказе удовлетворить требования оппонента, а при этом еще и ссылается на простоту дела как на основание ограничить взыскиваемые расходы, то должно ли такое поведение поощряться снижением истребуемых сумм?

Отвечая на этот вопрос, следует иметь в виду, что взысканию судебных расходов свойственны все функции, которые присущи возмещению убытков как форме ответственности: компенсационная, стимулирующая, предупредительная.
Сознание незначительности сумм предстоящих компенсаций судебных расходов не стимулирует заядлого спорщика идти на мировую, а завзятого нарушителя отказаться от противоправного поведения. Когда предупредительная функция ответственности понимается как задача «пожурить» нарушителя, то это и приводит к тиражированию однотипных дел, увеличению загрузки судов дежурными спорами, расплачиваться за которые приходится реально пострадавшей стороне.

Несложность дела не может служить самостоятельным критерием ограничения судебных расходов. Ответчик должен обосновать, что при ведении простого дела представитель другой стороны проявил грубую ошибку или явную небрежность, что и привело к росту затрат.

В практике органов адвокатского самоуправления также возникают вопросы о чрезмерности вознаграждений. Эти органы могут принимать документы, определяющие подходы к назначению разумного гонорара.

Часто авторы исследований по тематике судебных расходов, раскрывая понятие разумные пределы судебных расходов, строят аргументацию на базе этих материалов.

Однако следует обратить внимание на принципиально различное сущностное значение понятий разумные пределы, используемых в дисциплинарной адвокатской практике и в судебной практике.

Адвокатура заинтересована главным образом в том, чтобы поступки ее членов не унижали достоинство звания адвоката и не подрывали доверия общества к адвокатуре. С этой целью могут устанавливаться различные требования к назначаемому адвокатом гонорару. Например, принятыми в США Федеральными типовыми правилами поведения адвокатов при определении разумности вознаграждения и объема возмещаемых издержек учитывается:

- количество требуемого времени и труда, новизна и трудность затронутых в деле вопросов, мастерство, необходимое для исполнения услуги должным образом;

- вероятность того, что соглашение с данным клиентом исключит ведение других дел;

- плата, которую обычно взимают в данной местности за подобные юридические услуги;

- величина иска и достигнутый в итоге результат;

- временные рамки или интенсивность работы;

- характер и продолжительность деловых отношений с клиентом;

- опыт, репутация и навыки адвокатов в необходимой для выполнения услуг сфере;

- фиксированная или условная система расчета и выплаты вознаграждения, установленная в соглашении с клиентом (см.: Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие. М., 2005. С. 107-108).

Необходимо отметить несколько важных особенностей этого регулирования.
Оно предназначено для того, чтобы оказывать «отрезвляющее» воздействие на адвокатов при переговорах с клиентом об условиях оказания услуг (там же. С. 107), и, следовательно, применяется в сфере отношений «адвокат - клиент». Типовые правила не ориентированы на некие стандартизированные подходы к ведению дел, на оценку сторонними лицами обоснованности и эффективности предпринимаемых адвокатом усилий. Правила учитывают особенности экономической модели деятельности адвоката, возможности потерь в связи с отказом от принятия других дел и др.

Учитывая задачи и цели данного регулирования, не следует прямо переносить этот опыт на сферу распределения судебных расходов, где главенствующими являются отношения «взыскатель - должник», а не «адвокат - клиент».

(Окончание в следующем номере “Адвокатского вестника”).

«Новая адвокатская газета».

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe