АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Гонорар разумный (Окончание).

(Начало в №№ 47, 48).

МИНИМАЛЬНЫЕ СТАВКИ

Органы адвокатского самоуправления регулируют стоимость правовой помощи и в целях предотвращения недобросовестной конкуренции между адвокатами. В этом случае могут устанавливаться минимальные цены, ниже которых адвокату не рекомендуется опускаться.

Эти критерии также учитываются судами при взыскании судебных издержек. В частности, ФАС Западно-Сибирского округа указал в постановлении по делу № Ф04-3205/2008 (5459-А27-25) от 28 мая 2008 г.: «Суд также справедливо учел решение Совета Адвокатской палаты Кемеровской области от 6 марта 2006 г. № 2/10 “О минимальных ставках вознаграждения за оказываемую помощь адвокатами Кемеровской области”, согласно которому вознаграждение за оказание отдельных видов юридической помощи устанавливается с учетом районного коэффициента в следующих минимальных размерах: представительство в арбитражных судах - от пяти процентов взыскиваемой (оспариваемой суммы), но не менее 5000 руб. за день занятости адвоката. При этом участие адвоката - представителя в судебных заседаниях оплачивается вне зависимости от их продолжительности».

Установление органами адвокатского самоуправления рекомендательных минимальных ставок оплаты труда адвоката содействует реализации задач развития адвокатского сообщества и судопроизводства.

Ограничивая в допустимых формах и размерах доступ к правосудию, правильная политика минимальных цен на правовую помощь отсекает целый пласт мелких споров, «нерентабельных» для судебного рассмотрения. К тому же под ударом оказывается практика чрезмерного расширения адвокатом клиентуры в ущерб качеству, демпинг со стороны малоопытных коллег и др.

ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ ДЕЙСТВИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ

Что касается оценки действий представителя как недобросовестных, то в этом отношении усмотрение суда, как представляется, нормативно ограничено.

Согласно ч. 2 ст. 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Если данное правило нарушается, суд, в том числе по заявлению другой стороны в деле, может делать замечания и заносить их в протокол судебного заседания. Судья руководит судебным заседанием, обеспечивает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела (п. 10 ч. 2 ст. 153 АПК РФ). Он не должен оставаться безучастным к недобросовестному поведению участников дела, воздерживаться от своей руководящей функции в судебном разбирательстве и лишь post factum констатировать, что представитель вел себя недобросовестно, в связи с чем и завышены судебные расходы. Поэтому довод о завышении расходов в связи с недобросовестным поведением стороны в процессе должен быть подкреплен ссылками на протокол судебного заседания.

Из приведенных рассуждений можно сделать такой общий вывод. Не подлежат возмещению те затраты на ведение дела, которые вызваны неквалифицированными или недобросовестными действиями представителя. Такие действия, как правило, сами по себе могут составлять предмет гражданского разбирательства по иску доверителя к представителю. Под неквалифицированными действиями следует понимать прежде всего действия, не связанные с защитой по делу, а не «излишние» действия. Под недобросовестными действиями следует понимать злоупотребление стороны своими процессуальными правами. Бремя доказывания совершения представителем взыскателя неквалифицированных или недобросовестных действий возлагается на ответчика по спору о взыскании расходов.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ДОЛЖНИКА

Как демонстрирует судебно-арбитражная практика, с точки зрения проигравшей стороны вообще никакие расходы победителя не являются разумными. В абсолютном большинстве дел о взыскании расходов на представителя ответчики ограничиваются доводами о неразумности тех или иных расходов, но не приводят суждений о том, какие расходы им самим представляются обоснованными.

ВАС РФ Информационным письмом № 121 ориентирует на то, что и ответчик обязан указать разумные суммы. В п. 3 письма сказано, что в ответ на заявленные требования другая сторона вправе заявить о чрезмерности истребуемой суммы и обосновать разумный размер понесенных заявителем расходов (абз. 8 п. 3).

Однако с практической точки зрения суды будут и впредь сталкиваться с необходимостью самостоятельно определять, что же является разумным по отношению к ответчику.

Поскольку требование разумности, как было показано ранее, не является частным проявлением института ограничения ответственности, то такие личностные характеристики ответчика, как его имущественное положение, род деятельности и т.д., приниматься во внимание не могут.

КОНЦЕПЦИЯ ПРЕДВИДИМЫХ УБЫТКОВ

Представляется, что ответчик должен оценивать разумность гонорара с точки зрения ожидаемых (предвидимых) убытков: если лицо нарушило права другого лица, то разумно ожидать, что потерпевший будет защищаться всеми возможными законными способами и понесет для этого затраты, сопоставимые с возникающими для него предпринимательскими и связанными с ними рисками. Неразумно, если сторона не ответила на агрессию либо ответила неадекватно, т.е. использовала приемы и способы, выходящие за пределы обычной законной деловой и правовой практики. В таком случае можно говорить об отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и понесенными затратами.

Концепция ожидаемых (предвидимых) убытков также позволяет «отсечь» те расходы, которые хотя и связаны с восстановлением нарушенного права, но слишком отдаленно, неочевидно. В праве такие убытки именуют отдаленными (remote) (см.: Мякинина А.В. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданском праве Российской Федерации//Убытки и практика их возмещения: Сб. ст. - М., 2006. - С. 291-292) или чисто экономическими убытками (см.: Туктаров Ю.Е. Чисто экономические убытки//Там же. - С. 138-168).

Пример таких расходов, правда, не вполне убедительный, описан в п. 8 Информационного письма № 121. В состав судебных издержек была включена часть платы за абонентское правовое обслуживание, компенсированной истцом юридической фирме, а именно доля, приходящаяся на предварительную консультацию о судебных перспективах дела. Суд отказал во взыскании этих расходов с ответчика, указав, что консультирующая фирма не представляла истца в арбитражном суде, поэтому данные затраты к категории судебных расходов не относятся и возмещению не подлежат.

В данном случае никто не поставил под сомнение причинно-следственную связь между действиями ответчика и расходами на получение консультации. ВАС РФ провел лишь черту, за которой расходы признаются отдаленными, не входящими в круг судебных расходов: возмещаемые расходы должны быть понесены представителем.

Предложенный вариант является, по меньшей мере, дискуссионным. Ведь если бы представитель, не обладая какими-то узкоотраслевыми знаниями по одному из аспектов дела, обратился к специализированной юридической фирме за консультацией, то не было бы оснований отказывать в возмещении стоимости такой консультации. К тому же заявитель проявил разумную осторожность: прежде чем заключать договор представительства в суде и обременять себя большими расходами, он осмотрительно проконсультировался относительно целесообразности таких действий. Такое поведение не должно дестимулироваться невозможностью возместить расходы.

Скорее всего, на решение ВАС РФ повлияло то обстоятельство, что исходя из предложенной фабулы расходы на консультацию были определены расчетно, путем выделения определенной части месячного платежа. К тому же, поскольку сама абонентская плата вносилась, скорее всего, на регулярной основе, то, хотя и присутствовала причинно-следственная связь между действиями ответчика и обращением за консультацией, не было такой связи между действиями ответчика и понесенными на консультацию расходами, поскольку они все равно были бы уплачены по договору абонентского обслуживания.

Эта же идея получила развитие в п. 11 Информационного письма № 121.

Суд не согласился взыскать с проигравшей стороны расходы по выплате премии работникам, представлявшим организацию, выигравшую дело. Прозвучали те же доводы: выплата штатным работникам заработной платы, а также премий и иных выплат поощрительного характера в связи с исполнением ими трудовых обязанностей не отнесена ст. 106 АПК РФ к категории судебных расходов.

Представляется, что и в этом случае следовало выбрать другие аргументы.

Что касается заработной платы, то ее выплата никак не зависела от действий обидчика, поэтому ни должностной оклад в целом, ни какая-либо его часть не могут взыскиваться по причине отсутствия причинно-следственной связи между данными затратами и действиями причинителя вреда.

Что касается премий и других выплат поощрительного характера, то следует говорить об «отдаленности» таких расходов. Возможность получения обещанной премии в случае выигрыша дела, конечно, стимулировала представителей к активной профессиональной работе, однако такие расходы вряд ли можно отнести к ожидаемым (предвидимым) ответчиком убыткам: они не являются непосредственно необходимыми для ведения дела и понесены уже после его завершения.

Для полноты картины следует указать, что в судебной практике есть и противоположный взгляд на данную проблему. В решении от 6 ноября 1980 г. по делу «”Санди Тайм” против Соединенного Королевства», правда, довольно давнем, Европейский суд по правам человека указал: «Если наемный служащий, уделяя определенное время конкретному судебному делу, делает работу, которая в ином случае могла бы быть выполнена независимыми юристами, то разумно рассматривать определенную часть его оплаты, которая является вознаграждением за такого рода работу, в качестве дополнительных расходов нанимателя» (цит. по: Рожкова М.А. Проблемы возмещения расходов на оплату услуг представителей и иных судебных убытков//Убытки и практика их возмещения: Сб. ст. - М., 2006. - С. 586).

Понятно, что Европейский суд исходил из некоего экономического допущения: если бы дело вел представитель, то расходы возникли бы. Сторона, которая ведет дело «своими силами», оказывается в ущемленном положении. Добавляют еще, что ведение дела в суде представляет собой отвлечение штатного сотрудника (юрисконсульта) от его обычной деятельности.

Представляется все же, что возмещению подлежат реальные убытки, имеющие связь с действиями причинителя вреда. Вычлененная расчетно часть заработной платы штатного юрисконсульта хотя и имеет экономическое отношение к представительству в суде, но с правовой позиции не может рассматриваться как убыток, причиненный действиями ответчика.

Концепция ожидаемых (предвиденных) убытков влияет и на выбор процедуры рассмотрения вопроса о взыскании расходов на представителя. ВАС РФ определил, что судебные расходы не могут быть предъявлены к взысканию путем подачи отдельного иска. Они распределяются арбитражным судом, рассматривающим дело. Соответствующее решение должно содержаться в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении (п. 1 Информационного письма № 121).

В комментируемом письме ВАС РФ не дано развернутого, аргументированного обоснования такой позиции. Однако было бы правильным обосновать сделанный вывод следующим.

Возбуждение отдельного производства о взыскании судебных расходов ведет к «накручиванию» убытков: ведь и для ведения этого дела требуется представитель, услуги которого необходимо оплачивать. Такие дополнительные расходы являются производными «второго уровня»: сами судебные расходы производны от основного долга; расходы по взысканию судебных расходов производны уже от них. Теоретически эти производные расходы могут множиться до бесконечности.

Такое положение не соответствует принципу взыскания только ожидаемых (предвиденных) убытков. Во избежание формирования дополнительных расходов установлен упрощенный порядок распределения судебных расходов. Он представляется весьма разумным балансом интересов взыскателя, который получает возможность без затрат времени и средств добиться покрытия расходов, и интересов должника, который огражден от дополнительных обременений.  

«Новая адвокатская газета», №№ 16, 17 за 2008 г.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe