АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь
Главная Издания палаты Периодические Южнороссийский адвокат № 2 (апрель-май) 2009 г. Применение Европейской конвенции о защите прав человека

Применение Европейской конвенции о защите прав человека

«Применение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) на национальном уровне. Право на свободу и личную неприкосновенность» - так назывался семинар, состоявшийся в Ростове-на-Дону и рассчитанный на адвокатов Ростовской области. Семинар был организован Советом Европы совместно с Центром федеративных отношений и региональной политики при поддержке Федеральной палаты адвокатов в рамках совместной программы сотрудничества Совета Европы и Европейской Комиссии.

Подобные семинары прошли в течение трех лет и в других городах России; эксперты Совета Европы - не первый раз в Ростове-на-Дону. Подчеркивая значение таких встреч для адвокатов Ростовской области, президент Адвокатской палаты РО Дмитрий Баранов, открывая семинар, отметил, что, к сожалению, из Ростовской области в Страсбургский Суд поступает немалое количество исков. С одной стороны, консультации экспертов Совета Европы помогают адвокатам правильно подготовить документы для предъявления в Страсбургский Суд, с другой стороны, весьма полезно ознакомиться с тенденциями, которые продвигает Совет Европы. Прежде всего, это идея о необходимости справедливого решения судебных дел во внутренних судах всех государств. Заметим, в кулуарах участники семинара говорили о том, что судьям Ростовской области было бы не лишним услышать эти настойчивые посылы.

Самым интересным и утилитарно полезным ростовские адвокаты сочли выступление эксперта Совета Европы Давидаса Виткаускаса. Он - из Восточной Европы, литовец, в течение двух лет живет и работает в Великобритании, в Лондоне. Прекрасно говорит по-русски. С ним мы и решили побеседовать на профессиональные и житейские темы.

- Г-н Виткаускас, скажите, почему так долго рассматриваются дела в Страсбургском Суде?

- Потому что государства недостаточно проводят мер для того, чтобы решать проблемы на внутреннем уровне. Если бы хорошо работали во всех европейских странах, не было бы такой загруженности Страсбургского Суда. Он в любом случае не сможет заменить внутренних судов.

Думаю, система должна быть основана на правильном распределении работы. Страсбургский Суд должен указывать на пробелы в законодательстве, в судебной практике, больший акцент делать на указаниях в общих чертах: что необходимо для того, чтобы улучшить ситуацию с правами человека. А государства должны эти меры воплощать в реальную жизнь - через законодательство, через справедливый суд, через независимость судебной власти, через конкретные дела и конкретную правоприменительную практику. И до тех пор, пока не начнет работать такая система, Страсбургский Суд будет загружен и перегружен.

- Но он и был создан потому, что государства не могут объективно работать. Причины тому – не только субъективные, но и объективные, например, особенности национальных менталитетов...

Да, есть определенный конфликт. С одной стороны, надо дать человеку возможность обратиться куда-нибудь за пределами государства, где его могли бы беспристрастно выслушать. С другой стороны, в реальной жизни в своей массе права человека могут быть реально воплощены только на уровне конкретных мер внутри государства. Здесь должен быть найден компромисс. На нашем юридическом жаргоне это называется принцип субсидиарности. Системы должны дополнять друг друга, не конкурировать, не замещать, а дополнять друг друга: каждодневная работа на внутреннем уровне и объяснительная работа Страсбургского Суда по выработке общих принципов для поведения государств.

Этот процесс идет, и мы сегодня находимся на лучшем уровне, чем 10 лет назад. Страсбургский Суд загружен, да, но, с другой стороны, есть и хорошие примеры: многие вопросы уже не доходят до Страсбургского Суда и решаются на внутреннем уровне.

Но пройдет еще очень много-много времени, пока системы станут действительно справедливыми. И даже тогда дела в Страсбургском Суде не исчезнут. Нарушения всегда будут. Это часть правового процесса. Все относительно в жизни, иногда проблемы возникают не из-за какой-то плохой воли, а просто из-за традиций. Государство определенным образом вело себя десятилетиями, а потом оно очнулось и подумало, что это несовместимо с европейскими принципами.

- Вы имеете в виду национальные менталитеты?

- Скорее, я имею в виду традиции. Великобритания - хороший пример страны с огромными традициями демократии, которая тем не менее много страдала в Страсбурге. Немало фактов, где английские традиции были несовместимы с общеевропейским подходом, и государство должно было их «подточить». Многие ситуации, например, регламентировались неписаными законами, которые Страсбургский Суд посчитал иногда несоответствующими принципам ясности, четкости, предсказуемости.

- Например?

- Например, практика телесного наказания даже в дорогих частных школах Великобритании. У них это было общепринято. Конечно, речь не идет о чем-то жестком, но школьников бьют по пальцам за то, что они сказали что-то ненужное в отношении учителя или своего коллеги. Ничего особенно жесткого, однако Страсбургский Суд признал, что такая практика несовместима с правами человека. Это только один из примеров того, когда вся система менялась - и в государственных (публичных), и в частных школах.

- Может быть, еще примеры?

- Английская система, при которой лишенным свободы лицам запрещалось голосовать, критиковалась Страсбургским Судом, и эту систему они должны были исправить.
Или ситуация относительно условий наблюдения в Англии. Оперативная деятельность недостаточно хорошо и ясно регламентировалась законом (были просто пробелы в законодательстве) и не защищала человека от произвола. Указывая на такие пробелы, Страсбургский Суд стимулировал существенные изменения и принятие новых законов.

И так - относительно всех стран. Страны с довольно долгим опытом демократических традиций, например, Швейцария, Австрия, несмотря на это, были вынуждены провести очень серьезные, существенные изменения всего уголовного процесса. Австрийские дела касались многих вопросов: как опрашиваются свидетели, какие процессуальные права у сторон, как переносится бремя доказывания на стороны процесса, были дела относительно права присутствия в судебном заседании. Это серьезные элементы, которые под эгидой Европейской конвенции мы рассматриваем как неотделимую часть справедливого процесса. Весь уголовно-процессуальный кодекс Австрии был по своим отдельным частям изменен именно в результате рекомендаций Страсбургского Суда по конкретным делам. Любые пробелы должны исправляться.

Роль Страсбургского Суда однозначно велика. Она состоит не только в том, чтобы давать справедливую оценку в конкретном деле, но и в том, чтобы выходить за пределы этого, стимулировать существенные структурные изменения в законодательстве, в правоприменительной практике закона - чтобы новые нарушения, такие же, не повторялись. То есть функция Страсбургского Суда - не только защищать конкретного человека, но и гарантировать превентивно, что в будущем похожие нарушения не повторятся.

Провести хороший компромисс между двумя этими функциями трудно, но меры принимаются. В будущем, может быть, в Страсбургский Суд будет немного ограничен доступ дел, которые не ставят под вопрос серьезные структурные проблемы государств. Но Страсбургский Суд будет продолжать давать рекомендации государствам в очень разных сферах жизни: от уголовного процесса до отношений в частной жизни.

- Г-н Виткаускас, что вы думаете об экономическом кризисе, и волнует ли он вас, ваших коллег столь же сильно, как нас?

- Я не экономист и могу высказать только свое личное мнение по этому поводу.

Думаю, кризис - это хорошая вещь, потому что кризис стимулирует людей переоценить ценности, способы, методы. Переоценить все, как они жили раньше. В этом отношении кризис - всегда хороший этап, который показывает, что нужно что-то менять, что-то было плохо. Плохо организовано...

На Западе, например, очень часто идет дискуссия: кто виноват? Люди, которые жили в кредит? Банки, которые раздавали кредиты? Или, может, правительства, которые недостаточно регламентировали все это? В конце концов, понятно, что это вина коллективная. Если мы экзистенциалистски, «по-достоевски» подойдем к этой проблеме, мы вынуждены будем признать: вины личной не бывает, в каждом плохом поступке есть коллективная вина общества. С общей точки зрения, этот кризис - естественный исход нашей человеческой натуры и нашего несовершенства. Мы будем стараться делать новую систему более совершенной, но в будущем придут и другие кризисы. Но сейчас нынешний кризис поможет нам очиститься и хотя бы ожидать лучшего будущего.

- Чувствуется ли кризис в обыденной жизни, и на чем это сказывается?

- Я живу в Соединенном Королевстве в достаточно обеспеченном обществе, но, конечно, кризис чувствуется в конкретной жизни, очень даже чувствуется. В Лондоне, например, где экономика города очень зависит от финансового сектора, кризис чувствуется больше, чем где-нибудь в деревне или индустриальных городах, где экономические отношения менее настроены на финансовый сектор.

Каждый день большое количество людей теряет работу, кого-то понизили, кто-то должен принять предложение на менее выгодных условиях зарплаты и т.д. Каждый день это случается. У меня немало друзей, которые были молодыми перспективными банкирами, - сейчас они ищут работу, они безработные. Поэтому если говорить в общем о Соединенном Королевстве и Лондоне, кризис очень чувствуется.

Я из Восточной Европы, я литовец и часто бываю в своей стране, работаю с литовскими юристами и вижу то же самое. Во всех странах, где я бывал, в принципе настроения людей похожие. Дискуссия такая же, люди думают: кто виноват, кого сейчас винить? Все немного удивлены, как такое могло быть, но факт в том, что не видно: какие есть конкретные способы, чтобы выйти из этой ситуации. Будет период дискуссии, экспериментов, но к чему это приведет - далеко не ясно.

И я думаю, неизбежность - какие-то изменения должны будут пройти, чтобы систему немного улучшить.

- Экономика Великобритании как себя чувствует?

- Экономика давняя, диверсифицированная, она не слишком зависит от какого-то одного сектора. Это значит, что в Великобритании, вне зависимости от политических и социальных условий, всегда будет много инвестиций. Плюс система управления очень гибкая, небюрократичная. То есть в наличии все условия, чтобы производить товары и продавать их за рубежом, и чтобы притягивать инвестиции. Но с другой стороны, эта страна - составляющая часть всеобщей мировой системы. И, как мы сейчас увидели, все страны взаимозависимы. Если в одной стране плохо, особенно в такой стране, как Америка, которая на сегодняшний день пока является, хотя бы с точки зрения потребления, мотором мирового развития, если в Америке будет плохо - проблемы передадутся всем другим. Европа не имеет иммунитета от всех этих проблем, и они серьезно существуют.

- Скажите, что происходит с ценами в бытовом секторе?

- Здесь интересная ситуация.

Надо иметь в виду, что Соединенное Королевство не присоединилось к зоне евро, и это означает, что в Великобритании, как и в России, Центральный Банк регулирует курс и может решать: надо - немножко курс опустим или немножко поднимем. Это дает больше гибкости, особенно когда есть риск снижения цен. Поддерживается такой курс валюты, чтобы не было дефляции. Как вы знаете, небольшая инфляция выгодна для экономики. Цены понемножку должны все время повышаться. А если они падают, это не дает возможности другим факторам экономического рынка делать доход.

В Англии экономически есть все условия, чтобы цены снизились, но ЦБ поддерживает такой курс фунта, чтобы не было дефляции. Как потребитель, я не вижу, чтобы цены на что-либо снизились, кроме, конечно, недвижимости, но это отдельная сфера.

Плюс нельзя забывать: есть еще такая вещь, как НДС, и в Европе давно идет дискуссия о снижении НДС. В Англии снизили НДС с 17 до 15%, во Франции с 19,6% снизили в некоторых сферах (в ресторанном бизнесе, в строительстве) до 5 %. В Германии, где недавно подняли НДС, сейчас идут дискуссии о снижении.

Думаю, снижение НДС - это хороший способ хотя бы временно поддержать потребителя. С другой стороны, сегодня, когда нереальные пробелы в бюджетном плане, все эти снижения налогов должны как-то компенсироваться. Государство находится в самом сложном положении: с одной стороны, налоги можно снизить и стимулировать потребление, с другой стороны - кто это будет оплачивать и когда?

Ситуация действительно трудная. На сегодняшний день однозначных решений нет. Америка и Европа предлагают разные способы борьбы с кризисом. Америка хочет быстро восстановить потребление через инфляцию и девальвацию определенных валют. Европа хочет больше идти медленным и превентивным путем, чтобы, в том числе, исключить аналогичные нынешней ситуации в будущем путем регламентирования всего.

Мы видим разные подходы. Незамедлительный американский и долговременный, превентивный европейский. Вот даже по поводу подхода они пока что не договорились. Поэтому, я думаю, пройдет долгое время, пока мы придем к разумному решению.

Но ясно одно: весь мир должен одно решение принять, потому что все экономики взаимозависимы. Нет ни одного экономически независимого государства.

- Г-н Виткаускас, проявляются ли кризисные проблемы на вашей работе?

- Откровенно говоря, было бы странно, если бы это не проявилось. С другой стороны, пока я не чувствую, чтобы со стороны клиентов снизился интерес. Я занимаюсь консультациями, а именно - консультирую адвокатов Европейского Суда по правам человека. Это очень специфическая сфера. Потребность в моих услугах как была, так и есть. Услугами юристов люди всегда будут пользоваться, несмотря на контекст. Иной вопрос, что люди не готовы столько много денег тратить на юристов или на любые другие услуги, как раньше. Думаю, на юристах кризис раньше или позже скажется.

Ирина Нестеренко.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe