АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь
Главная Издания палаты Периодические Южнороссийский адвокат № 4 (сентябрь-октябрь) 2009 г. «Действительность, в которой живет страна, во многом сформирована решениями судов...»

«Действительность, в которой живет страна, во многом сформирована решениями судов...»

«Действительность, в которой живет страна, во многом сформирована решениями судов...» - похоже, это главное, что хотел сказать на встрече с адвокатами Юга России представитель Ассоциации адвокатов Израиля Александр Гамбарян

Немало российских граждан, в том числе и из Южного федерального округа, перебрались на жительство в Израиль. При этом гражданский статус у людей разный: кто-то поменял гражданство, кто-то имеет двойное гражданство, кто-то и вовсе ничего еще не решил и пока еще продолжительно гостит у друзей или родственников. Безусловно одно: пожалуй, никто из уехавших не порывает связи с Россией; более того, многие укрепляют деловые контакты. По неофициальным оценкам, слышанным нами не единожды и совпавшим, в Тель-Авиве, например, каждый четвертый говорит по-русски (из 7,5 млн. населения 2 млн. владеют русским)... Соответствуют ли эти цифры статистике, - выяснить фактически невозможно, но очевидно: нитей, связывающих Россию и Израиль, множество. А это значит, что «фронт работ» для юристов и, в частности, для адвокатов обеих стран огромен, ниша эта востребована.

Президент Ассоциации адвокатов Израиля Йори Гай-Рон, с которым группа руководителей адвокатских образований субъектов федерации ЮФО и ведущих адвокатов Юга России (из Ростовской и Астраханской областей, Ставропольского края, Адыгеи) встретилась в Тель-Авиве, лишь накануне ночью вернулся из Европы, из Мадрида, с международного симпозиума, где получил приглашение посетить Москву, ФПА, намерен непременно сделать это в ближайшем будущем и надеется, что президент ФПА России Евгений Семеняко тоже в скором времени побывает в офисе Ассоциации адвокатов Израиля. Это заявление, сделанное г-ном Йори Гай-Роном в самом начале встречи с адвокатами Юга России, свидетельствует, безусловно, о заинтересованности израильской стороны в формировании прочных системных контактов со стороной российской; россияне настроены примерно также.

Надо отдать должное израильским коллегам: они держались открыто, не избегали острых вопросов (при этом сами, проявляя подчеркнутую корректность, их не задавали), в то же время весьма умело и мягко провели встречу именно по тому регламенту, который сами спланировали, не давая гостям возможности «уплыть» куда-нибудь в непредусмотренную сторону. Впрочем, на ознакомительной встрече нам все было любопытно, и мы с искренним интересом «дрейфовали» по заранее организованным волнам.

...Конечно, в юридическом сообществе Израиля многое не так, как у нас. Что из этого «не так, как у нас» не нравится - сразу не понять, а если и понять - пока не уверены, лучше промолчать. А вот то, что нравится, ясно моментально. Во-первых, вспомним острые дискуссии адвокатской общественности России: давно и с каждым днем все более настойчиво муссируется тема о том, что многочисленные юридические компании, оказывая гражданам юридические услуги, не несут никакой моральной, дисциплинарной ответственности за качество этих услуг. Сергей Степашин, возглавляющий Ассоциацию юристов России, не раз говорил о логичности и, по сути, о необходимости вступления всех юристов, работающих в юридических компаниях, в адвокатское сообщество, которое, являясь саморегулируемой организацией, весьма трепетно заботится о профессионализме своих членов и довольно жестко - о чистоте своих рядов. Проблема, пока существующая у нас, уже решена в Израиле: поголовно все юристы в Израиле - члены Ассоциации адвокатов страны. Членство определено законом: бакалавр год работает стажером, затем сдает экзамен и, если эта ступень успешно пройдена, вступает в Ассоциацию адвокатов. Преподаватели права, полицейские и даже сотрудники прокуратуры - все они члены Ассоциации адвокатов.

- Что же, и Генеральный прокурор - член Ассоциации? - мы не верили своим ушам.

- Конечно. Идеология такая: прокурор - тоже адвокат, но работающий на государство.

- Ну, сотрудники «Моссад» - наверняка нет...

- Как же «нет», когда «да».

Другое дело, пояснили нам, что корпоративную ответственность за всех этих людей Ассоциация адвокатов несет лишь в плане соблюдения ими квалификационных и этических норм. Человек, чей адвокатский статус прекращен, не может занимать мало-мальски ответственный пост (должность), не может даже преподавать право. Между строк - точнее, между слов читалось: прекращение адвокатского статуса - весьма неприятная в плане статуса и карьерных перспектив процедура (можно было понять: гораздо более неприятная и имеющая больше негативных последствий, нежели у нас). Впрочем, через определенное время в Ассоциацию адвокатов Израиля можно попытаться вступить вторично, и, как нам сказали, такие случаи бывали. К слову, президент АА Израиля обронил такую фразу: «...одна из проблем состоит в том, что законом определены ограничения, которые не позволяют принимать жесткие меры против наших членов...»; уточняющих вопросов не задавали.

...Адвокаты в Израиле участвуют в выборах судей, в том числе судей Верховного Суда. В специальной выборной комиссии - глава министерства юстиции, два парламентария, два представителя правительства (министры), трое членов Верховного Суда плюс два представителя Ассоциации адвокатов. Г-н Йори Гай-Рон состоял членом этой комиссии с 1999 по 2008 годы. С определенной долей гипотетичности можно сделать вывод о том, что лидеры адвокатуры сохраняют свой статус продолжительное время, чего совсем не скажешь о министре юстиции: как мы услышали, за последнее время их сменилось восемь.

Говоря о проблемах, г-н Йори Гай-Рон сказал следующее: «...они (проблемы - прим. ред.) всплывают вновь и вновь: между судами и правительством, парламентом, когда судебная власть может вмешиваться в их действия; каждая политическая проблема приобретает и юридический аспект, и это тут же выносится на первые страницы газет».

...Прозвучали поразительные для нас цифры: например, сейчас в Ассоциации адвокатов Израиля - порядка 30 тысяч активно действующих адвокатов, то есть тех, кто интенсивно ведет адвокатскую практику. На самом деле членов АА значительно больше, но для россиян была любопытна именно первая цифра. Сравните: в Адвокатской палате Ростовской области (она третья по численности после Московской и Ленинградской области) - порядка 3 тысяч адвокатов, и мы здесь называем поголовно всех членов, активно работающих - меньше; а в России их - всего около 60 тысяч. Почему так - понятно и общеизвестно: в большинстве стран люди и шагу не сделают без консультации с адвокатом; но все же столь колоссальная разница в численности была неожиданной.

...Российские адвокаты спросили об обязательных отчислениях в Ассоциацию - каков их размер? Шкала «плавающая»: от 150 долларов для начинающих до 300 долларов в год для опытных, имеющих обширную практику. Налоги в стране оплачиваются (и адвокаты - не исключение) по прогрессивной шкале: больше получаешь - больше платишь.

...Очень интересную «мини-лекцию» прочитал российским гостям Александр Гамбарян, председатель комиссии по связям с СНГ Ассоциации адвокатов Израиля, - в прошлом житель Санкт-Петербурга; Александр прекрасно говорит по-русски; «прекрасно» - это значит не только без всякого акцента, но обладая роскошным лексическим запасом, ёмко, живо, ярко, с умеренным и всегда уместным использованием самого современного, «модного» российского сленга, - словом, совсем, как мы, но только, может быть, лучше нас... Акцент он сделал на главном: в Израиле нет Конституционного Суда, в случае необходимости его роль выполняет Верховный Суд; в Израиле нет Конституции, но очень эффективно работают два закона - о чести и свободе и о свободе занятий; «...действительность, в которой мы живем, сформирована прецедентами решений судов» - вот главное, подчеркнул он, добавив, что суды, конечно же, достаточно инерционны, но «мы давим...», добиваясь прецедентного решения, на основе которого затем формируются некие общественные принципы жизни. Видимо, имелось в виду, что адвокаты в известной степени являются глашатаями гражданского общества. Свое выступление Александр Гамбарян построил именно в этой проекции, рассказав о целом ряде дел, прецедентные решения судов по которым стали в дальнейшем нормами сформировавшихся общественных устоев.

...В Израиле 5 округов и, следовательно, пять окружных судов, рассматривающих особо тяжкие преступления или гражданские дела, где речь идет о проблемах «стоимостью» не менее 5 млн. долларов. Все остальные дела рассматриваются в мировых судах; если поселение слишком мало и в нем нет мирового суда, мировые судьи приезжают из ближайшего города. Действует система специализированных трибуналов - например, семейный суд, а также суд, занимающийся рассмотрением местных административных вопросов. Кстати сказать, параллельно семейному суду вопросы семейного права рассматривает раввинский суд (а также шариатский суд - ведь в Израиле живет немало мусульман). При этом мужчины предпочитают обращаться в раввинский (или шариатский) суд, а женщины - в светский семейный. Мужчины и женщины пытаются сделать это «наперегонки» - кто быстрее обратится в более подходящий для них суд, затем и останется все же какая-то возможность иметь преференции.

Вообще, в юридической системе Израиля (а значит, в известной мере и в умах общества в целом) сформирована особенность менталитета: исходить из того, что женщины и дети никогда не врут. Вести защиту кого-либо, обвиняемого в сексуальном преступлении, - пожалуй, самое сложное для израильского адвоката. Добиться оправдания - практически невозможно; проще посоветовать своему доверителю навсегда покинуть страну. (В целом об уровне преступности на официальной встрече не говорили и не спрашивали, но неформально вполне искренне сказали: ходить, например, по Тель-Авиву совершенно спокойно можно до двух часов ночи, не забредая, конечно, в арабские кварталы, и российские адвокаты увеличивали собственный «лимит» гуляния с каждым днем - точнее, с каждым вечером; пиковая точка для болтающихся в одиночку по городу членов группы - одиннадцать вечера по незнакомым улицам; и - все абсолютно благополучно.)

Несколько общих тезисов, дающих условную картину. Процедура сделки между защитой и обвинением весьма широко распространена, примерно 99 % сделок принимается судьей; один процент остается на те редчайшие случаи, когда, на взгляд судьи, сделка крайне невыгодна для одной из сторон. Умышленное убийство - это пожизненное заключение. Пьяный за рулем - на два года лишение прав. Огромное влияние имеют СМИ: если кто-то получил, по мнению общественности, маленький срок или, опять же по мнению граждан, по слишком мягкому приговору суда освобожден - в СМИ поднимется такой шум, что мало не покажется. Если же судом допущен перекос в обратную, более жесткую сторону - это будет воспринято обществом более снисходительно. По словам А. Гамбаряна, «решить вопрос» в Израиле ни с кем невозможно - ни, пользуясь российской лексикой, с «гаишниками», ни с судом, ни с полицией; словом, ни с кем. (Наш гид в бытовых разговорах подтвердила это; сказала: страна маленькая, все всех через кого-то знают, все равно все выяснится, позору не оберешься, придется уезжать из страны.) Арбитражного суда в стране нет; судьи обычных судов имеют специализацию: уголовное право, автодорожные происшествия, дела по биржам и т.д.

Александр Гамбарян достаточно подробно рассказал о нескольких делах и - главное - о нескольких общественно значимых решениях судов, сформировавших, его словами, «действительность, в которой мы живем». Вдаваться в детали не будем, дадим лишь общую канву.

- Коммунистическая газета публикует острую, не соответствующую действительности информацию. Газету быстро закрывают. Верховный Суд - против. Почему? Все разъясняется публично. Первый интерес Суда: истина важна не только для страны, но и для международного сообщества, и пусть правительство в ответ официально скажет правду по данному поводу; второй интерес - свобода слова; пусть журналисты лучше ошибутся, чем умолчат о важном, оставив общество в неведении.

Понятно, что после этого - во всяком случае, в официальной версии - на свободу слова не покушается никто.

- Террористы захватывают автобус. Полицейские успевают захватить террористов. Террористов сажают в полицейский джип - живыми, видеосъемка это подтверждает. Но потом террористы как-то быстро умирают. В правоохранительных (нашей лексикой) органах многие лишаются своих постов. Всех, кто причастен к смерти террористов, собираются судить. Президент амнистирует их до суда. В обществе царит возмущение; подается иск: страна требует признать в суде этих людей преступниками, а потом уже амнистировать... Так и было сделано.
То есть: сначала - судебное решение, потом - все остальное.

- Отчасти в развитие темы... Комиссия по борьбе с пытками обратилась в Верховный Суд: подозреваемых в терроризме пытали, надевали мешки на голову и трясли. Это признано недопустимым; допустимо применять особые меры лишь в случае «тикающей бомбы», т.е. если совершенно точно известно, что бомба взорвется через несколько минут, а данный конкретный человек знает, где теракт произойдет. В этой ситуации применять физическое насилие тоже нельзя, но если потом при тщательном рассмотрении всех обстоятельств выяснится, что действительно это был случай «тикающей бомбы», - судить применившего особые меры не будут...

- Потрясающе интересный пример. В крайне сложный для сельского хозяйства Израиля год властью страны принято решение - простить все долги, как мы бы сказали, сельхозпроизводителям. А кому они должны? Банкам. Которые, естественно, страшно возмущаясь, подают в суд. Суть решения суда: сохранить сельское хозяйство в Израиле важнее, чем соблюсти законные интересы банков.

И никаких особых воплей: страна согласна, что интересы страны... и т.д.

- Относительно эмансипации. В 1994 году некто Алиса Миллер, эмигрировавшая в Израиль из Австралии, решила, что хочет быть военным летчиком. Ей было отказано даже в приеме документов. Г-жа Миллер подала в суд, и суд принял ее сторону. В дальнейшем ей не удалось сделать второго шага - по состоянию здоровья она не была принята в летную школу, но открыла путь другим. Сейчас в Израиле есть летчицы, в том числе военные.

В продолжение «женской» темы: президент Верховного Суда Израиля - женщина, окружной суд Тель-Авива тоже возглавляет женщина... Проблем в этом смысле в стране нет.

- Тема сексуальных меньшинств. Одна из авиакомпаний раз в год предоставляла своим сотрудникам бонус - бесплатный билет для сотрудника и его жены/мужа либо подруги/друга. Другу гомосексуалиста такой билет предоставлен не был. Суд пришел к выводу, что подобная постановка вопроса противоречит базисному пониманию равенства в израильском обществе.

- Дискриминация по возрасту недопустима в Израиле; во всяком случае, Александр Гамбарян подчеркнуто отметил: нигде и никогда не увидишь объявления «требуется сотрудник до 40 лет», и дал понять, что такой подход - отнюдь не только формальность, а соблюдается и по существу.

***

Итогом встречи стала договоренность о подписании Соглашения по совместному сотрудничеству между Ассоциацией Адвокатских палат Южного федерального округа и Ассоциацией адвокатов Центрального округа Израиля (центр округа - Тель-Авив). Конечно же, договорились о взаимопомощи в рамках конкретных поручений доверителей, чьи интересы касаются обеих стран. Подчеркивалось, что такого рода дел немало, и обе стороны весьма заинтересованы в деловых контактах.

***

В целом от страны впечатлений много. (О святых местах говорить не будем - тема слишком личная и слишком ответственная.) Понятно, что жизнь в Израиле, по нашим меркам, весьма специфична и совершенно не беспроблемна. Есть, конечно же, преступность, есть наркоманы, есть безработица. Множество людей ездят на работу из пригородов, которые называются поселениями: в больших городах квартиры, дома очень дороги. Да и сами израильтяне не склонны ничего идеализировать. Но - самое поверхностное впечатление: в людях гораздо меньше, чему нас в стране, проявляется резкость и раздражительность; никому и в голову не придет сделать другому замечание. Толерантности и сдержанной корректности, безусловно, больше - политической, не знаю, а бытовой - точно, в разы. Если кто-то кого-то «достает» - по тому, кого «достают», этого не скажешь: спокойствие и еще раз спокойствие, без тени нервозности.

Самое сильное впечатление - пожалуй, Мертвое море. Иудейская пустыня - это не песок, а камни, горы, песчаник - голый, мертвый, прочный. Ничего живого. Кажется, переносишься во времени и оказываешься один во всем мире. Панорама, которая вводит в ступор. В пустыне - море. В литре морской воды - 365 граммов солей. Дно - из соли. Берег - из соли. Входишь в море - тоже, естественно, по соли; ощущение нереальности происходящего - колоссальное, но оно очень быстро исчезает, осваиваешься. Для тех, кому идти сложно, сделан маленький пирсик, с прокинутой резиновой дорожкой, крышей (от палящего солнца), с поручнями - держась за них, можно стоять или даже присесть в море. Несколько симпатичных отелей со spa, близко друг к другу. Обслуживающий персонал живет от отелей далеко, приезжая сюда на работу. Плавать в Мертвом море невозможно, здесь можно только ходить или стоять - не более 15 минут в сеанс. Вода не должна попасть в глаза (иначе на время теряешь зрение и ориентацию в пространстве), на слизистые и даже на малюсенькие ранки. Поразило, как сформулировала свое первое впечатление от увиденного Ирина Кононова (адвокатский кабинет, Ростов-на-Дону): «Чем не ад? Это - наша Земля, но жить здесь невозможно, и нет НИЧЕГО живого. Есть вода, но даже ее капля опасна для глаз...». Ощущения действительно запредельные.

Но эта мертвая вода лечит, и, говорят, замечательно. В spa предлагается масса заманчивых процедур, они не дешевы, но все значительно дешевле, чем наши глупости (типа джакузи, элементарных ванн со смешными добавками и хамама) в заурядных салонах. Стоя в Мертвом море, поговорила с весьма пожилой израильтянкой - по-русски. У нее артроз, и два раза в год она приезжают сюда с мужем (у мужа - тоже что-то с суставами), пять дней на двоих (с завтраками и обедами или только с завтраками - не помню) обходятся в 500 долларов. По ее словам, врачи, процедуры, spa-услуги здесь очень дороги, а лучшее лечение - Мертвое море. Убеждена, что его эффект - волшебный, говорит: море лечит кости, суставы; немало случаев, когда после Мертвого моря «колясочники» начинали ходить (такие факты есть и на памяти нашего гида); самые страшные экземы и псориазы море не вылечивает, а дает передышку; если ездить два раза в год - можно нормально жить.

...Дороги в Израиле - шелковые, везде.

...Река Иордан, в которой смывают свои грехи, совсем не такая грязная, какой кажется по телевидению. Просто вода имеет специфический болотный цвет; в реке полно малюсеньких рыбок, и их видно.

...Пляжи - как на открытках Капакабаны: длятся, покуда хватает взгляда. Бесплатны. (Пластиковые стулья, шезлонги и лежаки - конечно, оплачиваются, но в этом нет европейского напора; то есть проходите, располагайтесь, загорайте, а потом к вам кто-нибудь подойдет и «обилетит».) Чистейшая вода, чистый беловатый песок. В шесть утра по пляжу ходят специальные люди, у каждого - свой участочек, в наушниках и с инструментом, напоминающим миноискатель (может это он и есть), проверяя каждый сантиметр; если в наушниках что-то стукает, человек наклоняется, роется в песке и достает, допустим, пластиковую крышку от бутылки с водой.

На пляжах никто не ест. Только раз видела: тихонько, незаметно ели французы, прикрывшись какой-то тряпочкой, но быстро свой перекус закончили.

...Практически  все, что растет (кроме эвкалиптов и еще каких-то деревьев, привычных к зною), высажено и живо благодаря системе воздушно-капельного орошения, управляемой компьютерами. Все - рукотворно. Урожай собирается три-четыре раза в год. Цветов и газонов - множество. Бахайские сады - сказка.

...На улицах, на набережных на каждом шагу - скамейки. Устал - отдохни. В нескольких километрах от Тель-Авива нам из окна автобуса показали поселение: крохотный городок для «колясочников» и инвалидов, за которыми требуется уход. Новые, на вид очень хорошие дома. Вопросов не задавали.

...Интересно - о проклятом царе Ироде. Великий, гениальный строитель, построивший сказочные города в пустыне, протянувший оросительные каналы, давший людям воду, тысячелетия назад придумавший и воплотивший технологии, которые мир использует сейчас. Мрамор и гранит на эти стройки привозили огромными количествами из дальних стран, и его в городах Ирода было столько, что когда города эти разрушили, мрамора и гранита хватило для новых городов. Гид процитировала кого-то - об Ироде: пришел к власти как лис (хитростью), правил как лев, умер как собака. Умирал тяжело, в болезни, в муках; понимал, что сожалеть о нем не будут, и приказал в день своей смерти казнить 700 самых достойных горожан. В городе стоял стон. Но поразительно: царь умер, и его даже после смерти не ослушались, казни состоялись.

Парадоксы приговоров Истории: тот же Александр Македонский положил на поле боя сотни тысяч воинов (а значит, и сотни тысяч их нерожденных младенцев) - ради чего? Чтобы завоевать мир? Его империя рассыпалась в прах с его смертью и, как выяснилось, никому, кроме него, не была нужна. Тем не менее, он вошел в историю Великим. А имя царя Ирода, гениального созидателя, стало нарицательным ужасом для каждой старушки в самой глухой деревне - потому что приказал убить младенцев во имя спасения своей власти. Это же самое (или примерно это) делали десятки, сотни других правителей во все времена... Почему именно имя Ирода стало нарицательным, как оно «пробралось» даже в российские хутора? Гид удивленно взглянула на меня: «Из Библии».

Ирина Нестеренко.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe