АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Из обзора дисциплинарной практики АП г. Москвы...


Из обзора дисциплинарной практики Адвокатской палаты г. Москвы по вопросу оформления правоотношений между адвокатом и доверителем

 

3 октября 2011 года А-ов обратился в Адвокатскую палату г. Москвы с жалобой на адвоката А., в которой указал, что сумма соглашения составила 93 000 рублей и была частями передана заявителем адвокату А. в полном объеме, о чем на соглашении имеется его дополнительная роспись. После заключения соглашения заявитель передал адвокату требуемые им документы и выдал доверенность на представление своих интересов. Как указывает заявитель, в течение двух месяцев они регулярно созванивались, и адвокат уверил заявителя, что исковое заявление подано в Кунцевский суд.

 

Однако в конце июля 2011 г. заявитель начал сомневаться в правильности действий адвоката и решил с ним встретиться. Основанием для встречи послужил тот факт, что адвокатом по телефону ему было предложено провести экспертизы: стоимость одной из них была названа в размере 1 500 000 рублей, второй - 600 000 рублей, в общей сложности требовалось 2 100 000 рублей. А-ов отказался от таких дорогостоящих экспертиз и в конце июля попросил адвоката о встрече.

 

Они встретились в конторе адвоката, и заявитель попросил адвоката показать исковое заявление. Адвокат А. исковое заявление А-ову не предоставил, сказав, что в настоящий момент его у него нет. Заявитель попросил адвоката вернуть документы и деньги. Документы заявителю были возвращены, а в отношении денег адвокат А. сказал, что в наличии у него их нет. Заявитель и адвокат А. договорились, что он передаст заявителю денежные средства в начале августа 2011 г.

 

В первых числах августа они встретились, и адвокат А. передал А-ову 20 000 рублей, оставшиеся 73 000 рублей адвокат обещал отдать к 1.09.2011 г. До настоящего времени денежных средств от адвоката А. заявитель не получил, на телефонные звонки адвокат А. отвечает, что денег нет. Никогда в жизни, будучи представителем самой гуманной профессии (врач), А-ов не сталкивался с подобными действиями. Мало того, что ни одного юридического действия адвокатом не произведено, так он еще и деньги не возвращает.

 

А-ов за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем просит прекратить статус адвоката А.

 

Выслушав объяснения заявителя А-ва и адвоката А., изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы жалобы заявителя А-ва и объяснений, данных адвокатом А., проведя голосование именными бюллетенями, Квалификационная комиссия единогласно пришла к следующим выводам.

 

…Как утверждает адвокат А. (и это не опровергнуто заявителем), он предложил А-ову предъявить иск о признании договора дарения недействительным по основаниям ст. 179 ГК РФ, что означает необходимость для истца доказать заключение сделки либо под влиянием обмана, либо насилия, либо злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств.

 

Как следует из норм гражданского законодательства, оспоримыми вследствие пороков воли являются так называемые кабальные сделки. Кабальной называется сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (ст. 179 ГК). Воля в данном случае формируется не свободно, под воздействием внешних тяжелых обстоятельств, и этими обстоятельствами недобросовестно пользуется другая сторона в сделке. Под тяжелыми обстоятельствами понимаются любые уважительные чрезвычайные причины (острая нужда, тяжелая болезнь, крайняя необходимость и т. п.), требующие немедленного совершения сделки на любых условиях.

 

Таким образом, болезненное состояние, крайняя нужда и т. п. сами по себе еще не опорочивают сделку в связи с ее кабальностью. Между стечением тяжелых обстоятельств и заключением сделки на кабальных условиях должна быть причинно-следственная связь: обстоятельства должны влечь за собой необходимость заключения сделки на кабальных условиях (это может быть необходимость совершения чрезвычайных расходов, получения во что бы то ни стало какой-либо вещи (например, лекарство, необходимое для спасения жизни).

 

В связи с тем, что А-ов сообщил адвокату А., что в период заключения договора дарения он наблюдался у психотерапевта и проходил лечение в стационаре, то именно эти обстоятельства, по мнению адвоката А., могли при их доказанности повлечь признание договора дарения недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 179 ГК РФ, но поскольку А-ов, вопреки своим обещаниям, не предоставил адвокату А. медицинских документов, подтверждающих нахождение его в болезненном состоянии в период заключения договора дарения, адвокат А. не смог исполнить принятые на себя обязательства.

 

При изложенных выше обстоятельствах Квалификационная комиссия считает, что заявителем жалобы не представлено доказательств, опровергающих позицию адвоката А. в данной части дисциплинарного обвинения.

 

Как следует из объяснений заявителя, ему до настоящего времени не возвращены денежные средства, оплаченные им во исполнение обязательств по соглашению об оказании юридической помощи от 18 мая 2011 года, в размере 73 000 (семьдесят три тысячи) рублей. Адвокат А. категорически отрицает факт невозврата какой-либо денежной суммы заявителю и, в свою очередь, утверждает, что вернул А-ву денежные средства в большей, нежели получил сумме, а именно: 120 000 (сто двадцать тысяч) рублей, подтверждая это обстоятельство своим экземпляром соглашения об оказании юридической помощи от 18 мая 2011 г., на котором рукой А-ва сделана запись следующего содержания: «Получил. 120.000» и подпись.

 

Заявитель, обозревший в заседании Квалификационной комиссии 29 февраля 2012 г. подлинник поименованного экземпляра соглашения, категорически заявил, что данная запись была адвокатом А. подвергнута изменению путем вписания перед цифрами «20.000» единицы, что, на его взгляд, является подделкой документа.

 

Таким образом, к содержащемуся в жалобе А-ва дисциплинарному обвинению о финансовом нарушении при исполнении соглашения об оказании юридической помощи от 18 мая 2011 года, заключенного между А-вым и адвокатом А., выразившемуся в том, что адвокат А. не вернул заявителю неотработанные 73 000 (семьдесят три тысячи) рублей, в заседании Квалификационной комиссии 29 февраля 2012 г. добавилось обвинение в том, что адвокат А. внес изменение в запись, сделанную собственноручно заявителем «Получено. 20.000» в экземпляре соглашения адвоката, вписав перед числом «20.000» цифру «1», что в результате позволило адвокату А. утверждать, что он вернул заявителю не 20 000 (двадцать тысяч) рублей, а 120 000 (сто двадцать тысяч) рублей, а это, по мнению заявителя, свидетельствует о том, что адвокатом А. предоставлен поддельный документ с целью ухода от ответственности за невозврат неотработанных денежных средств.

 

Квалификационная комиссия отмечает, что в соответствии с ч. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката «Разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, сообщении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, сообщения не допускаются».

 

Как усматривается из жалобы А-ва, в связи с поступлением которой Президентом Адвокатской палаты г. Москвы 3 октября 2011 г. было возбуждено настоящее дисциплинарное производство, заявитель в жалобе не ссылался на тот факт, что адвокатом А. вносились несанкционированные заявителем какие-либо изменения в соглашение об оказании юридической помощи от 18 мая 2011 г., поэтому Квалификационная комиссия не вправе рассматривать и выносить свое суждение в этой части дисциплинарного обвинения.

 

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката предметом рассмотрения Квалификационной комиссией может быть «поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты».

 

Таким образом, компетенция квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации строго ограничена и не может быть расширена за счет рассмотрения других вопросов, отнесенных к компетенции государственных органов и (или) должностных лиц, и, следовательно, решение вопроса о наличии в действиях (бездействии) адвоката признаков уголовно наказуемых деяний не входит в компетенцию дисциплинарных органов адвокатских палат субъектов Российской Федерации, как она определена Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом профессиональной этики адвоката.

 

Оценивая выдвинутые заявителем А-вым дисциплинарные обвинения против адвоката А., Квалификационная комиссия руководствовалась также следующим.

 

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (пп. 1 и 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката). За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 7 названного Закона).

 

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы в своих заключениях, а Совет Адвокатской палаты г. Москвы - в своих решениях неоднократно отмечали, что надлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, то есть выполнение обязанности честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, предполагает не только оказание доверителю квалифицированной юридической помощи по интересующему его вопросу, но и строгое выполнение адвокатом предписаний закона о порядке оформления правоотношений с доверителем, поскольку именно адвокат как профессиональный участник правоотношений, связанных с заключением и расторжением соглашения об оказании юридической помощи, обязан принять меры к тому, чтобы все процедуры, относящиеся к процессу заключения и расторжения соглашения об оказании юридической помощи, соответствовали требованиям действующего законодательства и не нарушали права и охраняемые законом интересы доверителя.

 

Несоблюдение адвокатом данной обязанности существенным образом нарушает права и законные интересы доверителя (ухудшает его положение), поскольку затрудняет ему защиту данных прав и охраняемых законом интересов.

 

Согласно п. 1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатская деятельность - это квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию; данная деятельность согласно положениям статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу, и существенным условием которого является выплата доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь (п. 4 ст. 25 Закона), что означает возникновение права адвоката на получение вознаграждения именно за оказанную доверителю юридическую помощь.

 

Поскольку надлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения, но и выполнение всех формальных процедур, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе осуществление регистрации соглашения об оказании юридической помощи в документации коллегии адвокатов, как это предусмотрено п. 15 ст. 22 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», и внесение всей суммы вознаграждения, выплачиваемого адвокату доверителем, в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования, как это установлено п. 6 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

 

Как неоднократно подчеркивала Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы, адвокат может рассчитывать на доверие клиента только в случае профессионального отношения как к выполнению поручения доверителя, так и к оформлению своих отношений с ним.

 

Адвокат А. не осуществил регистрацию соглашения об оказании юридической помощи от 18 мая 2011 г., заключенного с А-вым, в документации (реестре договоров) адвокатской конторы ни в момент заключения соглашения, ни позднее, что означает неисполнение должным образом, как это определено п. 15 ст. 22 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатом А. своих обязанностей перед доверителем А-вым. Данное обстоятельство подтверждается соглашением об оказании юридической помощи от 18 мая 2011 г., на котором отсутствуют данные о его регистрации в Адвокатской конторе адвокатом А., что выявлено в заседании Квалификационной комиссии 29 февраля 2012 г.

 

Из объяснений адвоката А., данных им в заседании Квалификационной комиссии 29 февраля 2012 г., также следует, что из переданных ему доверителем А-вым денежных средств в размере 93 000 (девяноста трех тысяч) адвокатом А. в кассу адвокатского образования внесено лишь 5 000 (пять тысяч) рублей. Как пояснил Квалификационной комиссии адвокат А., он составил второе соглашение (копию), в котором указал, что внесена оплата в размере пяти тысяч рублей.

 

Это означает, что адвокатом А. были нарушены требования п. 6 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», которым установлено, что «Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением».

 

В этой части дисциплинарного обвинения Квалификационная комиссия констатирует, что адвокатом А. профессиональные обязанности исполнены ненадлежащим образом.

 

Неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем должно стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и совета, заседания которых проводятся в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными Кодексом профессиональной этики адвоката (п. 2 ст. 19 Кодекса).

 

Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката (п. 1 ст. 18 Кодекса).

 

По поводу требования А-ва к адвокату А. вернуть 73 000 (семьдесят три тысячи) рублей, высказанному им в заседании Квалификационной комиссии 29 февраля 2012 г., Квалификационная комиссия разъясняет заявителю, что по вопросу взыскания с адвоката А. вознаграждения, уплаченного ему доверителем А-вым по соглашению об оказании юридической помощи от 18 мая 2011 г., он вправе обратиться с иском в суд общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства (п. 1 ст. 3 ГПК РФ - «Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов»).

 

На основании изложенного, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пп. 1, 2 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты города Москвы единогласно выносит заключение:

 

- о нарушении адвокатом А. своих профессиональных обязанностей перед доверителем А-вым, что выразилось в нарушении адвокатом вопреки предписаниям пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката во взаимосвязи с п. 15 ст. 22 и п. 6 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» возложенной на каждого адвоката обязанности при осуществлении профессиональной деятельности честно, разумно, добросовестно, квалифицированно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами, а именно: адвокат А. не зарегистрировал соглашение об оказании юридической помощи А-ву от 18 мая 2011 г. в документации своего адвокатского образования, а также не внес в полной сумме денежные средства, полученные от доверителя А-ва, в кассу или на расчетный счет своего адвокатского образования;

 

- о необходимости прекращения в оставшейся части дисциплинарного производства, возбужденного в отношении адвоката А. по жалобе доверителя А-ва от 30 сентября 2011 года (вх. № 3566 от 3.10.2011 г.), вследствие отсутствия в иных действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката.

 

Совет согласился с заключением Квалификационной комиссии и вынес адвокату А. предупреждение.

 

Вестник Адвокатской палаты г. Москвы, выпуск № 4, 5, 6 (102, 103, 104), 2012 г.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Design by Vibe