АП-РО
Адвокатская Палата Ростовской Области
 
Статус и членствоГрафики дежурствБесплатная юрпомощь

Заключение квалификационной комиссии АП РО

 

24 сентября 2014 года.

г. Ростов-на-Дону.

 

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Ростовской области в составе:

Председателя - президента Адвокатской палаты Ростовской области Дулимова А.Г.;

членов комиссии: адвокатов Азоевой Л.Г., Карповой Т.Ф., Федорина И.Д., Черноусова И.Н. и Юрковецкой А.С.;

представителя Ростовского областного суда Дубровской Е.П.;

представителя Арбитражного суда Ростовской области Смольковой А.В.;

представителя Законодательного собрания Ростовской области Казачанской Е.А.,

рассмотрев материалы дисциплинарного  производства в отношении адвоката Г.

 

Установила:

 

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства послужила жалоба П. от 18 июня 2014 года, из которой следует, что 2 марта 2013 года между заявителем и адвокатом Г. был заключен договор об оказании юридической помощи № 13. Вознаграждение в размере 350 000 рублей было оплачено адвокату в тот же день, приходно-кассовых документов адвокат не предоставил.

 

Г. заверил, что назначенное судом наказание, связанное с лишением свободы, с его помощью будет изменено на условный срок. В том случае, если приговор будет оставлен без изменения, адвокат обязался вернуть 330 000 рублей.

 

Однако в дальнейшем адвокат не согласовал с доверителем позицию, не уведомил П. о дате рассмотрения дела, в результате слушание дела состоялось без ее участия. Приговор был оставлен без изменения.

 

Заявитель обратилась к Г. с письменной претензией о расторжении договора и возврате денежных средств, однако деньги адвокат не вернул.

 

П. просит рассмотреть жалобу на заседании квалификационной комиссии с участием ее представителя - дочери А., и обязать адвоката вернуть деньги.

 

К жалобе приобщена копия договора об оказании юридической помощи.

 

6 августа 2014 года президентом Адвокатской палаты Ростовской области Дулимовым А.Г., в соответствии со ст.ст. 20-21 Кодекса профессиональной этики адвоката, в отношении адвоката Г. возбуждено дисциплинарное производство.

 

30 июня 2014 года адвокатом Г. было представлено письменное объяснение следующего содержания: 2 марта 2013 года между адвокатом и П. был подписан договор об оказании юридической помощи. Однако П. не заплатила оговоренную сумму вознаграждения, ввиду чего адвокат считает договор «безденежным», и, следовательно, «не заключенным».

 

10 сентября 2014 года адвокат представил в палату дополнение к объяснению, в котором указал, что принимал участие в качестве защитника П. в Ростовском областном суде.

 

8 сентября 2014 года в Адвокатскую палату Ростовской области поступила жалоба от Л., из которой следует, что 6 января 2013 года между адвокатом и заявителем был заключен договор об оказании юридической помощи № 16, в соответствии с которым адвокат принял на себя обязательства представлять интересы Л. в прокуратуре и суде  N-ского района г. Ростова-на-Дону по уголовному делу.

 

В этот же день заявитель передала адвокату 300 000 рублей. Адвокат зарегистрировал договор и выписал ордер.

 

Однако своих обязательств адвокат не выполнил, с подзащитным не встретился, в следственных действиях и судебных заседаниях участия не принимал. На телефонные звонки Г. не отвечает, денежные средства не возвращает.

 

Заявитель была вынуждена обратиться за юридической помощью к другому адвокату.

 

Л. просит разобраться в сложившейся ситуации. К жалобе приобщены копии договора об оказании юридической помощи и приговора от 5 августа 2014 года (с участием другого адвоката).

 

10 сентября 2014 года адвокат Г. представил объяснение, в котором указал, что, заключив договор, не приступил к исполнению обязательств, так как Л. предусмотренный договором гонорар не оплатила. Ордер в уголовное дело адвокат не предоставлял. К объяснению приобщен оригинал ордера.

 

10 сентября 2014 года президентом Адвокатской палаты Ростовской области Дулимовым А.Г., в соответствии со ст.ст. 20-21 Кодекса профессиональной этики адвоката, в отношении адвоката Г. возбуждено дисциплинарное производство по жалобе Л.

 

24 сентября 2014 года квалификационная комиссия Адвокатской палаты Ростовской области рассмотрела дисциплинарные дела адвоката Г., объединив их в одно производство.

 

В рассмотрении дел принял участие адвокат, представитель П. - А, Л. и сестра Л. - К.

 

А. пояснила, что адвокат получил всю сумму гонорара в день заключения соглашения, принимал участие в судебном заседании, но обещанного результата не добился. Деньги возвращать отказывается.

 

Отвечая на вопросы членов комиссии, адвокат Г. пояснил, что П. оплатила ему только 20 000 рублей (примерно) «на проезд», так как она пообещала заплатить адвокату гонорар, он принял участие в судебном заседании при рассмотрении жалобы. 20 000 рублей адвокат в кассу адвокатского образования не внес.

 

Л. пояснила, что адвокат деньги получил, ознакомился с обвинительным заключением, но дальнейшего участия в деле не принимал.

 

К. утверждает, что присутствовала при передаче денег адвокату.

 

Адвокат настаивает, что не получил вознаграждение, в связи с чем и не приступил к исполнению своих обязанностей.

 

Отвечая на вопрос председателя комиссии: чем вы можете объяснить обращение Л. с требованием вернуть деньги, если вы их не получали, адвокат высказал предположение, что деньги, предназначенные для оплаты вознаграждения адвокату, возможно, не были переданы адвокату неким С., который присутствовал при переговорах адвоката с Л.

 

Изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы заявителей и адвоката, квалификационная комиссия, проголосовав именными бюллетенями, пришла к следующим выводам.

 

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми незапрещенными законодательством  средствами.

 

Оказывая юридическую помощь, адвокат обязан оформить надлежащим образом свои правоотношения с доверителем, то есть заключить соглашение по правилам, установленным ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

 

Квалификационная комиссия ранее в своих заключениях неоднократно отмечала, что требования к форме и содержанию соглашения об оказании юридической помощи должны соблюдаться уже в силу того, что они нормативно закреплены, следовательно, являются обязательными.

 

В соглашениях с доверителями, заключаемых адвокатом Г., фактически не определен предмет договора, не конкретизированы обязанности адвоката, стадии процесса и т.п., п. 7 договора ограничивает право доверителя на возврат неотработанной части гонорара в случае заключения мирового соглашения или прекращения уголовного дела, что является нарушением требований ч. 4 ст. 25 федерального закона.

 

Кроме того, комиссия отмечает, что адвокат Г. в п. 8 (особые условия) соглашения № 16 от 2 марта 2013 года с доверителем П. об оказании юридической помощи по уголовному делу указал, что в случае достижения положительного результата адвокату выплачивается дополнительное вознаграждение в размере 100 000 рублей.

 

Комиссия напоминает, что согласно п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера.

 

В ч. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» указано, что вознаграждение, выплачиваемое доверителем, адвокат обязан внести в кассу соответствующего образования в порядке и сроки, предусмотренные соглашением.

 

Адвокат Г., получив от П. примерно 20 000 рублей «на проезд», денежные средства в кассу адвокатского образования не внес, чем нарушил прямое предписание указанной нормы федерального закона.

 

Комиссия подчеркивает, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только оказание им квалифицированной юридической помощи, но и оформление договорных правоотношений с доверителями в строгом соответствии с законом.

 

В связи с чем, комиссия считает, что в действиях адвоката Г. также имеются и нарушения требований п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

 

Комиссия критически относится к объяснениям адвоката относительно финансовых отношений с доверителями.

 

Как следует из объяснений адвоката, при заключении соглашения с П., Г. гонорар не получил, то есть по утверждению адвоката, он осуществлял юридическую помощь П. фактически бесплатно, так как, якобы, рассчитывал получить вознаграждение позднее.

 

Однако комиссия не может не отметить, что, не получив денежных средств, адвокат тем не менее выдает доверителю второй экземпляр соглашения на руки и указывает в соглашении значительную денежную сумму. При этом в соглашении не предусмотрена ни рассрочка платежа, ни оплата в более поздние сроки, не отражен порядок внесения денежных средств в кассу адвокатского образования, а также отсутствует графа для реквизитов приходных кассовых ордеров адвокатского кабинета.

 

В объяснениях по жалобе Л. адвокат Г. ссылается на то, что не преступил к исполнению своих обязательств, так как доверитель не исполнила обязательств по оплате гонорара, однако в п.п. 2.2 соглашения указано только то, что доверитель обязан «оплатить вознаграждение (гонорар) за оказание юридической помощи в размере 350 000 путем передачи денег адвокату». И в этом случае адвокат выдал доверителю второй экземпляр на руки и зарегистрировал соглашение в документации адвокатского кабинета.

 

Все эти обстоятельства в совокупности вызывают сомнения. Комиссия считает, что сомнительное поведение адвоката отражается как на репутации самого адвоката, так и на репутации адвокатского сообщества в целом.

 

При этом квалификационная комиссия разъясняет, что требования по возврату денежных средств, адресованные в Адвокатскую палату субъекта РФ, не могут быть удовлетворены, поскольку являются требованиями материального характера.

 

Рассмотрение этих вопросов не относится к компетенции дисциплинарных органов Адвокатской палаты Ростовской области.

 

Споры между адвокатом и его доверителем по вопросам возврата гонорара могут быть разрешены в судебном порядке в соответствии с нормами гражданского законодательства.

 

Комиссия разъясняет, что установление криминальных фактов (заявители при рассмотрении дисциплинарных дел на комиссии расценили действия адвоката как мошенничество), находится за пределами компетенции квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты.

 

Совершение преступления может быть доказано только в уголовно-процессуальном порядке и констатировано в обвинительном приговоре.

 

За ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

 

На основании изложенного, квалификационная комиссия Адвокатской палаты Ростовской области, руководствуясь ч. 7 ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пп. 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, вынесла заключение о наличии в действиях адвоката Г. нарушений требований ч.ч. 4 и 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 и п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката.

 

Председатель квалификационной комиссии АП РО А.Г. Дулимов.

 

24 октября 2014 года решением Совета Адвокатской палаты Ростовской области статус адвоката Г. прекращен.

© Адвокатской палаты
Ростовской области, 2006
+7 (863) 282-02-08, 282-02-09,
344006, г. Ростов-на-Дону,
пр. Ворошиловский, 12, 2-й этаж

Герб Адвокатской палаты Ростовской области

Задать вопрос вице-президенту АП РО Панасюку С.В.

Свежий номер журнала «Южнороссийский адвокат»

Подписка на «Новую адвокатскую газету»

Рекомендации, разъяснения и заключения Научно-методического совета АП РО

Design by Vibe